Twilight-community
Welcome to the twilight...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Twilight-communityПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | следующуюСледующая »


среда, 23 сентября 2009 г.
Слонце полуночи 2 глава fdlkghlrehjfglkr 15:36:23
Глава 2

Открытая книга

Подробнее…Я откинулся в сугроб, от чего сухой снег под моим весом принял новую форму. Моя кожа была так же прохладна, как и воздух вокруг, и крошечные частички льда под ней казались бархатом.
Небо надо мной было ясным, оно искрилось от звезд, некоторые из которых сверкали синим, другие желтым. Звезды выглядели величественно, образовывая водоворот образов в черном космосе - необыкновенное зрелище. Исключительная красота. Или точнее должна быть исключительной. Должна, если б я был способен по-настоящему ее увидеть.
Лучше не становилось. Прошло шесть дней, шесть дней я прятался здесь в необитаемой пустыне Денали, но я не стал ближе к той свободе, которой обладал, с тех пор как в первый раз почувствовал ее запах.
Когда я посмотрел наверх, на небо, будто бы украшенное драгоценными камнями, показалось, что есть препятствие между моими глазами и этой красотой. Препятствием было лицо, простое, ничем непримечательное человеческое лицо, но я не мог выкинуть его из своей головы.
Я услышал приближение мыслей еще до того как услышал шаги, сопровождавшие их. Звук передвижения был лишь слабым шелестом по мягкому снегу.
Я не был удивлен тем, что Таня последовала за мной сюда. Я знал, что она обдумывала эту беседу последние несколько дней, откладывая ее до тех пор, пока не будет уверена в том, что именно хочет сказать.
Она появилась в поле зрения на расстоянии 60 ярдов, прыгнув на склон выходящей на поверхность черной скалы и балансируя там босыми ногами.
Кожа Тани была серебристой в звездном свете, и ее длинные светлые кудри тускло сияли, приняв почти розовый с клубничным оттенком цвет. Ее янтарные глаза сверкнули, когда она заметила меня, наполовину погребенного в снег, и ее полные губы медленно растянулись в улыбке.
Исключительная. Если б я был по-настоящему способен видеть ее. Я вздохнул.
Она склонилась к острому выступу камня, кончики ее пальцев касались скалы, ее тело изящно изгибалась.
- Пушечное ядро, - подумала она.
Она взметнулась в воздух, ее силуэт стал темным, сливаясь с тенью, в то время как она изящно крутилась между мной и звездами. Она приняла форму кольца, когда врезалась в занесенный сугроб за мной.
Вокруг меня образовалась снежная буря. Звезды стали черными, и я был глубоко погребен под легкими ледяными кристаллами.
Я вновь вздохнул, но не сделал ничего, чтобы избавиться от погребшего меня снега. Темнота под снегом не препятствовала и не улучшала осмотр. Я все еще видел тоже лицо.
- Эдвард?
Затем снег вновь полетел во все стороны, так как Таня быстро откапывала меня. Она очистила мое неподвижное лицо от снега, не встречаясь со мной взглядом.
- Прости, - прошептала она. - Я просто пошутила.
- Я знаю. Было забавно.
Ее рот искривился.
- Ирина и Кэйт сказали, что мне следует оставить тебя одного. Они считают, что я докучаю тебе.
- Вовсе нет, - уверил я ее. - Напротив, это только я веду себя грубо - отвратительно грубо. Мне очень жаль.
- Ты собираешься домой, ведь так? - подумала она.
- Я...пока... не решил еще.
- Но ты здесь не останешься. - Ее мысль звучала тоскливо, печально.
- Нет. Не похоже на то, что бы это... помогало.
Она сделала гримасу.
- Это из-за меня, разве нет?
- Конечно, нет, - из вежливости солгал я.
- Не будь джентльменом.
Я улыбнулся.
- Я причиняю тебе неудобства, - виновато сказала она.
- Нет.
Она подняла одну бровь, выражение ее лица было таким недоверчивым, что я засмеялся. Один короткий смешок последовал с очередным вздохом.
- Ну, хорошо, - признался я. - Чуть-чуть.
Она тоже вздохнула и положила подбородок на руки. В её мыслях было разочарование.
- Ты в тысячу раз прелестнее звезд, Таня. Конечно, ты уже хорошо в этом осведомлена. Не позволяй моей неуступчивости подрывать свою уверенность. - Мне стало смешно оттого, как неправдоподобно это звучало.
- Я не привыкла к отказам, - проворчала она, и её губы красиво надулись от досады.
- Конечно, нет, - согласился я, пытаясь с небольшим успехом блокировать ее мысли, когда она анализировала воспоминания о тысячах своих успешных покорений. Обычно Таня предпочитала человеческих мужчин - с одной стороны, их было намного больше, и их преимущество в том, что они были мягкими и теплыми. И они всегда, безусловно, желали ее.
- Суккуб, - поддразнил я, надеясь прервать поток картинок, вспыхивающих у нее в голове.
Она усмехнулась, сверкнув зубами.
- Самый настоящий.
В отличие от Карлайла, Таня и ее сестры постепенно раскрывали в себе свою совесть. В конце концов, любовь к мужчинам заставила сестер больше не убивать. Теперь мужчины, которых они любили... оставались в живых.
- Когда ты здесь появился, - медленно произнесла Таня. - Я подумала, что...
Я знал, о чем она подумала. И я должен был догадаться, что она будет чувствовать. Но в тот момент я не был в состоянии аналитически мыслить.
- Ты подумала, что я изменил свое мнение.
- Да. - Она нахмурилась.
- Я ужасно себя чувствую оттого, что играю с твоими ожиданиями, Таня. Я не хотел - я не подумал. Это все потому, что я уехал... в спешке.
- Может, ты мне скажешь почему?
Я сел и обхватил ноги руками, приняв оборонительную позу.
-Я не хочу об этом говорить.
Таня, Ирина и Кэйт очень хорошо справлялись с жизнью, которой были привержены. В чем-то даже лучше Карлайла. Несмотря на безумную близость, они признавали для себя, кто должен быть - и был когда-то - их жертвой, они не совершали ошибок. Мне было бы слишком стыдно сознаться Тане в своей слабости.
- Проблемы с женщинами? - угадала она, игнорируя мое нежелание.
Я холодно усмехнулся.
- Не то о чем ты подумала.
Затем она утихла. Я слушал ее мысли, в то время как она делала разнообразные догадки, пытаясь разобраться в значении моих слов.
- Очень холодно, - сказал я ей.
- Одну подсказку? - попросила она.
- Пожалуйста, брось это, Таня.
Она вновь замолчала, все еще размышляя. Я игнорировал ее, тщетно пытаясь любоваться звездами.
Она сдалась после мгновенья тишины, и ее мысли последовали в другом направлении.
- Куда же ты пойдешь, Эдвард, когда уедешь? Обратно к Карлайлу?
- Не думаю, - прошептал я.
Куда я пойду? Я не мог думать ни об одном месте на всей планете, которое могло бы меня заинтересовать. Не было ничего, что я бы хотел увидеть или сделать. Потому что, куда бы я не пошел, это будет не от того, что я туда собирался - я просто убегаю от...
Как же я это ненавидел. Когда же я стал таким трусом?
Таня взметнула свою тонкую руку и положила её на мои плечи. Я напрягся, но не отклонился от ее прикосновения. Она не имела в виду ничего, кроме дружеского утешения. По большому счету.
- Я думаю, что ты поедешь обратно, - сказала она, в ее голосе сохранился лишь намек на ее давно забытый русский акцент. - Неважно, что это... или кто это...это преследует тебя. Ты встретишься с этим лицом к лицу. Ты такой.
Ее мысли были такими же уверенными, как и ее слова. Я старался разглядеть свой образ, который был у нее в голове. Единственный, кто никогда ничего не избегал. Было приятно вновь о себе так думать. Я никогда не сомневался в своей смелости, способности сталкиваться с трудностями, до того недавнего ужасного часа в старшей школе на уроке биологии.
Я поцеловал ее в щеку, мягко отстранившись, когда она повернула свое лицо к моему, ее губы уже вытянулись. Она уныло улыбнулась моей стремительности.
- Спасибо, Таня. Мне нужно было это услышать.
Ее мысли заполнились раздражением.
- Ну, пожалуйста. Мне бы хотелось, чтобы ты был более сносным, Эдвард.
- Прости, Таня. Ты же знаешь, что слишком хороша для меня. Я просто... не нашел еще то, что ищу.
- Хорошо, если ты уедешь прежде, чем я тебя вновь увижу... пока, Эдвард.
- Пока, Таня. - В то время как я говорил эти слова, я мог это видеть. Я смог увидеть себя уходящим. Достаточно сильный для того, чтобы вернуться в то единственное место, где я хотел быть. - Еще раз спасибо.
Она поднялась на ноги одним ловким движением, а спустя секунду уже убегала, двигаясь как призрак по снегу так быстро, что ее ноги не успевали погружаться в него; она не оставила ни следа за собой. Она не оглянулась. Мой отказ беспокоил ее сильнее, чем она показывала раньше, даже в мыслях. Она не хотела видеть меня опять вплоть до моего отъезда.
Мой рот огорченно искривился. Мне не нравилось обижать Таню, хотя ее чувства были неглубокими, вряд ли непорочными, и, как бы там ни было, я не мог на них ответить. От чего я все еще не чувствовал себя джентльменом.
Я опустил свой подбородок на колени и вновь устремил взгляд на звезды, но почувствовал неожиданную тревогу за предстоящую дорогу. Я знал, что Элис увидит меня, на пути к дому, так что она сообщит остальным. Это их обрадует - особенно Карлайла и Эсмэ. Но я пристально взглянул на звезды еще раз, пытаясь увидеть его сквозь лицо, что все так же оставалось перед глазами. Между мной и сверкающими огоньками в небе пара растерянных шоколадного цвета глаз смотрели на меня, и казалось, что они спрашивали, что будет означать это решение для нее. Конечно, я не мог быть уверен, что ее любознательные глаза именно это спрашивали. Даже в моем воображении, я не мог слышать ее мыслей. Глаза Беллы Свон продолжали вопрошать, и полная видимость звезд продолжала ускользать от меня. С тяжелым вздохом я сдался и поднялся на ноги. Если я побегу, то доберусь до машины Карлайла менее чем за час...
Торопясь увидеть свою семью - спеша вновь быть Эдвардом, встречающим проблемы лицом к лицу - я помчался по освещенному звездами снежному полю, не оставляя следов.

- Все будет хорошо, - выдохнула Элис.
Ее глаза не были ни на чем сосредоточены, и Джаспер одной рукой слегка поддерживал ее за локоть, ведя вперед, в то время как мы шли в обветшалый кафетерий плотной группой. Розали и Эмметт были впереди, Эмметт выглядел нелепо, как телохранитель посреди вражеской территории. Роуз тоже казалась настороженной, но намного более рассерженной, нежели обороняющейся.
- Конечно, будет, - проворчал я.
Они вели себя глупо. Если бы я не был уверен, что смогу держать себя в руках, то остался бы дома.
Неожиданная перемена в нашем нормальном, хоть и наигранном, утре (ночью прошел снег) - Эмметт с Джаспером, воспользовавшись тем, что я отвлекся, атаковали меня снежками из подтаявшего снега. Когда им наскучило отсутствие реакции с моей стороны, они принялись друг за друга - учитывая эту преувеличенную бдительность, все это должно было бы меня забавлять, если б это так не раздражало.
- Ее здесь пока нет, но она идет... она не будет на ветру, если мы сядем там, где сидим обычно.
- Конечно, мы сядем там, где обычно. Хватит, Элис. Ты действуешь мне на нервы. Со мной все будет хорошо.
Она прищурила глаза, в то время как Джаспер помогал ей сесть, и наконец-то ее взгляд сфокусировались на моем лице.
- Хмм, - сказала она удивленно. - Я думаю, ты прав.
- Естественно, - пробормотал я.
Я ненавидел быть в центре их внимания. Внезапно я почувствовал симпатию к Джасперу, вспомнив, как мы когда-то вертелись возле него, пытаясь оградить. Он встретил мой быстрый взгляд коротко и усмехнулся.
- Раздражает, не так ли?
Я скорчил ему гримасу.
Неужели всего неделю назад это длинное серое помещение казалось мне столь убийственно скучным? А нахождение здесь было сродни оцепенению или даже как коме?
Сегодня мои нервы были туго натянуты, как струны пианино, которые от слабейшего давления, издают звуки. Все мои чувства были обострены до предела: я изучал каждый звук, каждый взгляд, каждое движение в воздухе, который касался моей кожи, каждую мысль. Особенно мысли. Было лишь одно чувство, которое я заблокировал, отвергнув его. Обоняние, конечно. Я не дышал.
Я ожидал услышать побольше о Калленах в мыслях, в которых рылся. Весь день я был в ожидании, ища каких-либо новых знакомых Беллы Свон, которым она могла бы довериться, пытаясь уловить след новой сплетни. Но ничего не было. Никто не обращал внимания на пятерых вампиров в кафетерии так же, как и до прихода новой девушки. Некоторые из людей здесь все еще думали о ней, думали все то же самое, что и неделю назад. Вместо того чтобы счесть это невыразимо скучным занятием, сейчас я был им зачарован.
Она никому ничего не сказала обо мне?
Нет никакой возможности, что она не заметила моего черного, убийственного взгляда. Я видел, как она отреагировала на это. Уверен, я напугал ее до безумия. Я был убежден, что она расскажет об этом кому-нибудь, может даже в чем-нибудь преувеличит, чтобы сделать историю чуточку лучше. Придав мне ещё несколько пугающих штрихов.
И потом, она также слышала, как я пытался отделаться от нашей совместной биологии. Она должна была поразиться этому, после того как видела мое выражение лица, во всяком случае, причиной тому была она. Нормальная девушка спрашивала бы повсюду, сравнивала бы свой случай с другими, в поисках простой причины, которая могла бы объяснить мое поведение, так чтобы она не чувствовала себя особенной. Люди иногда бывают безрассудны, чувствуя себя нормально, приспособившись. Смешаться со всеми остальными вокруг, как невыразительное стадо овец. Потребность в этом бывает чрезвычайно сильной на протяжении неуверенных юношеских лет. Девушка не была исключением из правила.
Но никто не обращал внимания на нас, сидящих здесь, за нашим обычным столом. Белла вероятно крайне скромна, если она ни с кем не поделилась. Возможно, она поговорила со своим отцом, может у них были весьма крепкие отношения... хотя, не похоже на это, учитывая тот факт, что она провела так мало времени с ним на протяжении всей своей жизни. Она должна быть ближе со своей матерью. Однако мне следует обратить внимание на шефа Свона в ближайшее время и послушать, о чем он думает.
- Что-нибудь новенькое? - спросил Джаспер.
- Ничего. Она... должно быть ничего не сказала.
От этой новости у них всех поднялись брови.
- Может ты не такой страшный, как думаешь?", - сказал Эмметт, хмыкнув. - Спорю, что смог бы напугать ее лучше, чем ты.
Я закатил глаза.
- Удивительно почему? - Он вновь ломал голову над моим открытием об уникальной скромности этой девушки.
- Мы же говорили об этом. Я не знаю.
- Она идет, - прошептала затем Элис. Я почувствовал, как мое тело стало неподвижным.
- Попытайся выглядеть как человек.
- Ты сказала человек? - спросил Эмметт.
Он выставил свой правый кулак, крутя пальцам, чтобы показать снежок, который он сохранил в ладони. Конечно, он там не растаял. Он спрессовал его в округлую ледяную глыбу. Его глаза были устремлены на Джаспера, но я видел направление его мыслей. И Элис тоже, естественно. Когда он резко метнул ледяную глыбу в нее, она отбросила ее небрежным взмахом руки. Лед срикошетил и пролетел по всей столовой, слишком быстро, чтобы глаза человека могли это заметить, и врезался с звонким треском в кирпичную стену. Стена тоже треснула.
Все головы в углу столовой повернулись, чтобы посмотреть на груду разбитого льда на полу, а затем завертелись в поисках виновного. Они стали выглядывать его за ближними столами. Никто не посмотрел на нас.
- Очень по-человечески, Эмметт, - сказала Розали злобно. - Почему бы тебе не пробить стену кулаком, раз ты уже сделал это?
- Всех больше впечатлит, если это сделаешь ты, крошка.
Я пытался уделять им внимание, сохраняя усмешку на лице, будто бы принимая участие в этой шутке. Я не позволял себе смотреть по направлению входа, где, я знал, стояла она. Но это было все, что я слушал.
Я мог слышать нетерпение Джессики к новенькой, которая к тому же выглядела рассеянной, неподвижно стоя у входа. Я увидел в мыслях Джессики, что к щекам Беллы Свон вновь прилила кровь, от чего они стали ярко розовыми.
Я сделал короткий неглубокий вздох, готовый к тому, чтобы избавиться от дыхания, если почувствую даже намек на ее запах в воздухе.
Майк Ньютон был с обеими девушками. Я слышал оба его голоса, внутренний и внешний, когда он спросил у Джессики, что такое с Свон. Мне не понравился ход его мыслей, вившихся вокруг нее, проблеск уже укоренившихся фантазий, затуманивших его разум, когда он смотрел, как она вздрогнула, подняла глаза, оторвавшись от раздумий, словно она забыла о его присутствии.
- Ничего, - я услышал, как Белла сказала это своим тихим, ясным голосом. Звук казался перезвоном колокольчиков среди болтовни кафетерия, но я знал, что причиной тому было то, что я слушал его слишком внимательно.
- Сегодня я возьму только содовую, - продолжала она, в то время как быстро шла вперед.
Я не смог удержаться и бросил быстрый взгляд в ее сторону. Она смотрела на пол, кровь медленно отходила от ее лица. Я мгновенно отвернулся к Эмметту, который смеялся сейчас над страдальческой улыбкой на моем лице.
- Ты плохо выглядишь, брат.
Я сменил выражение лица так, чтобы оно казалось смешным и естественным.
Джессика вслух удивилась отсутствию аппетита у девушки.
- Ты не голодна?
- Вообще-то я чувствую себя не очень хорошо. - Ее голос стал тише, но все ещё был ясным.
Почему это меня волнует - покровительственное участие, исходившее от мыслей Майка Ньютона? И какая разница, что это похоже на собственничество? Если Майк Ньютон и испытывает к ней излишнюю озабоченность, то это не мое дело. Возможно, на нее все так реагировали. Не хотел ли я сам инстинктивно защитить ее? До того как мне захотелось ее убить, да...
Но была ли девушка больна?
Было трудно судить - она выглядела такой слабой от своей полупрозрачной кожи... Потом до меня дошло, что я тоже беспокоюсь, совсем как глупый мальчишка, и я решил больше не думать о ее здоровье.
Ни взирая на это, мне не нравилось смотреть на неё через мысли Майка. Я переключился на Джессику и внимательно наблюдал, в то время как они втроем выбрали за какой столик сесть. К счастью, они сели с обычными собеседниками Джессики за один из первых столиков в столовой. Не по ветру, как и обещала Элис.
Элис толкнула меня локтем.
- Сейчас она посмотрит, веди себя, как человек.
Я стиснул зубы в усмешке.
- Полегче, Эдвард, - сказал Эмметт. - Честно. Ну убьешь ты одного человека. Ну не конец же света наступит.
- Ты об этом узнаешь, - проворчал я.
Эмметт засмеялся.
- Тебе следует быть выше этого. Как я. Вечность - долгий период времени, за который ты успеешь во всем раскаяться.
И тогда Элис метнула небольшую горстку льда, которую прятала, в лицо ничего не подозревающего Эмметта.
Он поморщился, удивленный, а затем усмехнулся в предвкушении.
- Ты сама напросилась, - сказал он, когда склонился над столом и встряхнул своими волосами, покрытыми льдом, прямо в неё. Снег, растаявший в теплом помещении, слетал с его волос градом - наполовину вода, наполовину лед.
- Фу! - возмутилась Роуз, в то время как она с Элис отпрянули от этого дождя.
Элис засмеялась, и мы все к ней присоединились. Я сумел увидеть в голове Элис, как она удачно создала этот идеальный момент, и я знал, что та девушка - я должен был перестать думать о ней так, будто она была единственной на свете - что Белла будет смотреть на нас смеющихся и играющих, выглядящих такими счастливыми и человечными и невообразимо идеальными, как картина Нормана Роквелла.
Элис смеялась и подняла свой поднос, будто бы щит. Девушка - Белла, должно быть, все еще наблюдала за нами.
- ...вновь пялится на Калленов, - подумал кто-то, захватив мое внимание.
Я автоматически посмотрел в направлении нечаянного оклика, поняв, в то время как мои глаза нашли его обладателя и я узнал этот голос - я так долго вслушивался в него сегодня.
Но мои глаза скользнули по Джессике и сосредоточились на проницательном взгляде девушки.
Она быстро опустила глаза, вновь спрятавшись за густыми волосами.
О чем она думала? Напряжение, казалось, со временем становилось более острым, оно не наскучивало. Я постарался - сомневаясь в том, что делаю, так как никогда не пробовал раньше - испытать свой разум в тишине вокруг нее. Мой экстра-слух всегда включался естественным путем, без вопросов, я никогда не заботился об этом. Но сейчас я сосредоточился, стараясь преодолеть любые помехи вокруг нее.
Ничего кроме тишины.
- Да что это с ней? - мысль Джессики вторила моему собственному разочарованию.
- Эдвард Каллен смотрит на тебя, - прошептала она на ухо Свон, хихикнув. Не было и намека на ревность в ее тоне. Джессика, кажется, умело притворялась подругой.
Я слушал ответ девушки слишком увлеченно.
- Он не выглядит злым, как ты считаешь? - прошептала она в ответ.
Так, значит, она обратила внимание на мою дикую реакцию на прошлой неделе. Конечно, да.
Вопрос смутил Джессику. Я увидел собственное лицо в ее мыслях, когда она проверяла мое выражение лица, но я не встретился с ней взглядом. Я все еще был сфокусирован на девушке, пытаясь услышать что-нибудь. Мое настойчивое сосредоточение, кажется, вовсе не помогло.
- Нет, - сказала ей Джесс, и я знал, что ей бы хотелось сказать "да" - как раздражало ее изнутри мое пристальное разглядывание - хотя в голосе не было и следа на это. - А он должен?
- Мне кажется, я ему не нравлюсь, - прошептала девушка в ответ, подперев голову рукой, как будто внезапно устала. Я пытался понять этот жест, но мог лишь догадываться. Может, она устала.
- Калленам никто не нравится, - уверила ее Джессика.- Вернее, они слишком безразличны ко всем, чтобы им кто-то нравился. Они никогда и не пытались.
Ее мысль была недовольным ворчанием.
-Но он все еще смотрит на тебя.
- Перестань на него смотреть, - с тревогой сказала девушка, поднимая голову от руки, чтобы вынудить Джессику послушаться ее.
Джессика хихикнула, но все-таки сделала так, как она сказала.
Девушка так и не отрывала взгляда от своего столика до конца перерыва. Я подумал - хотя, конечно, я не могу быть в этом уверен - что это было умышлено. Казалось, что она хочет посмотреть на меня. Ее тело слегка сдвинулось в моем направлении, подбородок начал поворачиваться, а затем она остановила себя, глубоко вздохнула и в упор уставилась на того, кто говорил.
Я по большей части игнорировал все прочие мысли вокруг девушки, так как они не были о ней на тот момент. Майк Ньютон планировал после школы поиграть в снежки на парковке, кажется, он не знал, что снег уже превратился в дождь. Порхание мягких хлопьев снега по крыше стало скорее обычным стуком капель. Неужели он и вправду не услышал этой перемены? Мне она показалась громкой.
Когда время ланча закончилось, я не сдвинулся с места. Люди выходили друг за другом, и я поймал себя на том, что стараюсь отличить звук ее шагов от прочих, словно это было чем-то важным, или этот звук отличался от других. Как глупо.
Моя семья также не сдвинулась. Они ждали моих действий.
Пойду ли я в класс, чтобы сесть рядом с этой девушкой, где, безусловно, я смогу учуять сильный запах ее крови и почувствовать тепло от ее пульса в воздухе и на своей коже? Был ли я достаточно силен для этого? Или одного дня с меня хватит?
- Я... думаю все в порядке, - сказала Элис нерешительно, - твой разум в порядке. Я считаю, что ты продержишься ещё час.
Но Элис прекрасно знала, как быстро я могу помяться.
- Почему ты не бросишь это, Эдвард? - спросил Джаспер. Хотя он не хотел испытывать самодовольство оттого, что я был сейчас единственным слабаком, я услышал, что он все же подумал об этом, немного. - Иди домой. Расслабься.
- Да какой в этом смысл? - не согласился Эмметт. - Одно из двух, он или убьет ее, или нет. Впору покончить с этим любым путем.
- Я не хочу пока переезжать, - пожаловалась Роуз. - Я не хочу начинать все заново. Мы почти окончили школу, Эмметт. Наконец-то.
Я безотлагательно ухватился за его слова. Я хотел, очень сильно хотел, встретиться с этим скорее напрямую, а не убегать вновь. Но, тем не менее, я не хотел опять заходить далеко. Было ошибкой на прошлой неделе со стороны Джаспера так долго не ходить на охоту; действительно ли это могло быть столь глупой ошибкой для меня?
Я не хотел, чтобы из-за меня моя семья уезжала с насиженного места. Никто из них не поблагодарит меня за это.
Но я хотел пойти на биологию. Я осознал, что вновь хочу увидеть ее лицо.
Вот что было решающим фактором для меня. Это любопытство. Я был зол на себя за это чувство. Разве я не обещал себе, что не стану сильно интересоваться этой девушкой, чьи мысли никак не мог прочесть? И все-таки, вот он я, чрезмерно заинтересованный.
Я хотел узнать, о чем она думает. Ее разум был закрыт, но глаза были очень открытыми. Возможно, взамен я мог бы прочесть все в них.
- Нет, Роуз, я думаю, что все и вправду будет хорошо, - сказала Элис. - Я вижу это. Я на 93% уверена, что ничего плохого не случится, если он пойдет на урок.
Она посмотрела на меня пытливым взглядом, стараясь понять, что же поменялось в моих мыслях, раз ее видение будущего стало более надежным.
Было ли любопытство достаточным, чтобы оставить Беллу Свон в живых?
Эмметт был прав, хотя, почему бы не поставить на этом точку? Я встречусь с соблазном напрямую.
- Пойду на урок, - определился я и встал из-за стола. Я повернулся и зашагал прочь от них, не оглядываясь назад. Я смог расслышать беспокойство Элис, осуждение Джаспера, одобрение Эмметта и раздражение Розали, последовавшее после моего ухода.
Я еще раз глубоко вздохнул возле двери кабинета, а затем набрал воздуха в легкие, так как зашел в маленькое теплое помещение.
Я не опоздал. Мистер Бэннер все еще готовился к сегодняшней лабораторной. Девушка сидела за моим, за нашим столом, вновь склонив голову, глядя на папку, на которой выводила каракули. Я оценил набросок, так как, похоже, я заинтересовался даже этим банальным выражением ее разума, но он ничего не значил. Просто беспорядочные завитушки. Возможно, она не была сосредоточена на рисунке, а думала о чем-то другом?
Я отодвинул свой стул с излишней резкостью, позволяя ему поцарапать линолеум; людям всегда удобнее, когда чье-либо приближение производит шум.
Я знал, что она услышала звук; она не подняла глаз, но ее рука пропустила завитушку в наброске, который она рисовала, что делало его незаконченным.
Почему она не посмотрела наверх? Скорее всего, она была напугана. Я должен быть уверен, что на этот раз покину ее с другим впечатлением о себе. Заставлю ее думать так, что она воображала себе все до этого.
- Привет, - сказал я ей тихим голосом, который использовал, когда хотел, чтобы людям было спокойнее, состроив любезную улыбку, за которой не видно зубов.
После этого она посмотрела наверх, в её расширенных глазах был испуг - почти растерянность - и бездна вопросов без ответов. То же выражение лица, что виделось мне на протяжении всей прошлой недели.
В то время как я смотрел в эти странные глубокие карие глаза, я осознал, что ненависть - ненависть, с которой я представлял эту девушку каким-то образом заслужившую влачить жалкое существование - улетучилась. Не дыша сейчас, не ощущая ее запаха, было трудно поверить, что кто-то такой ранимый может заслуживать ненависть.
Ее щеки начали краснеть, но она ничего не сказала.
Я смотрел ей в глаза, сосредоточившись только на их вопрошающей глубине, и пытался игнорировать их привлекательный цвет. Мне хватило вздоха, чтобы сказать еще немного без дыхания.
- Меня зовут Эдвард Каллен, - сказал я, хотя знал, что ей это известно. Это было проявлением вежливости при знакомстве. - У меня не было возможности представиться на прошлой неделе. Ты, должно быть, Белла Свон.
Она выглядела смущенной - меж ее глаз вновь образовалась небольшая морщинка. Она ответила на полсекунды позже, чем следовало бы.
- Откуда ты узнал мое имя? - спросила она, и ее голос слегка дрогнул.
Я, наверное, и вправду пугал ее. Я почувствовал вину за это; она была такой беззащитной. Я кротко засмеялся - я знал, что звучало это так, что люди успокаивались. И опять я был осторожен по поводу зубов.
- О, я думаю, все знают, как тебя зовут. - Конечно, она должна была понять, что оказалась в центре внимания в этом скучном месте. - Весь город ждал твоего приезда.
Она нахмурилась так, будто бы это было ей неприятно. Я предположил, что, учитывая то, какой стеснительной она кажется, внимание со стороны окружающих может быть ей противно. Многие люди испытывают противоречивые чувства. Несмотря на то, что они не хотят выделяться из толпы, они в то же время жаждут для себя всеобщего внимания.
- Нет, - сказала она. - Я имела в виду, почему ты назвал меня Беллой?
- А ты предпочитаешь, чтоб тебя звали Изабеллой? - спросил я, сбитый с толку тем фактом, что не знал, к чему она ведет. Я не понимал. Несомненно, она явно предпочитала "Беллу" в свой первый день. Неужели людей было так сложно понять если не слышать их мыслей?
- Нет, мне нравиться быть Беллой, - ответила она, слегка склонив голову. Выражение ее лица - если я правильно его истолковал - колебалось между замешательством и смущением. - Но я думала, что Чарли - я имею в виду мой папа - называет меня за спиной Изабеллой. Меня здесь под этим именем все знают.
Ее кожа стала теперь ещё более розовой.
- О, - коротко сказал я и быстро отвел взгляд от ее лица.
До меня только что дошло, что значил ее вопрос. Я оплошал - совершил ошибку. Если б я не подслушивал всех в первый день, то я бы обратился к ней, изначально полным именем, как и прочие. Она заметила разницу.
Я почувствовал острую боль от беспокойства. Слишком быстро заметила мой промах. Довольно проницательно, особенно для кого-то, кто, скорее всего, напуган моей близостью.
Но у меня были проблемы поважнее, чем какие бы то ни было подозрения на мой счет, которые она запрятала у себя в голове.
У меня не осталось воздуха. Если я собираюсь поговорить с ней снова, то мне придется вздохнуть.
Будет сложно молчать. К несчастью для нее, тот факт, что она сидела со мной за одной партой, сделал нас партнерами по лабораторной, так что мы должны были работать вместе сегодня. Будет странно - и непостижимо грубо - игнорировать ее на протяжении всей лабораторной. От этого она станет подозревать больше, больше бояться...
Я отодвинулся от нее так далеко, как мог, не передвигая стула, повернув голову в сторону прохода между рядами. Я напрягся, сжав мышцы, а затем одним быстрым вздохом набрал в легкие воздуха, дыша через рот.
Ахх!
Это было и впрямь болезненно. Даже, не чувствуя ее запаха, я мог ощутить его у себя на языке. Вдруг мое горло прожгло вновь, жажда была точно так же сильна, как и в первый раз, когда я почувствовал ее запах, на прошлой неделе.
Я стиснул зубы и постарался успокоиться.
- Приступайте, - скомандовал мистер Бэннер.
Казалось, что стоило мне повернуться к девушке, смотревшей на парту, и улыбнуться ей, как это тут же отнимало у меня часть самоконтроля, которого я добился за семьдесят лет упорной работы.
- Сначала леди? - предложил я.
Она подняла глаза на меня, а затем ее лицо приняла озадаченное выражение, глаза широко раскрылись. Что-то было не так с моим лицом? Чего она опять испугалась? Она молчала.
- Ну, если ты хочешь, могу начать я, - спокойно сказал я.
- Нет, - она ответила, и ее лицо вновь из белого превратилось в красное. - Я начну.
Я уставился на оборудование, находившееся на парте: потрепанный микроскоп, коробочка с предметными стеклами для него - что было предпочтительнее, чем смотреть, как кружится кровь под ее светлой кожей. Я еще раз быстро вздохнул, сквозь зубы, и вздрогнул, так как от её вкуса мое горло поразила боль.
- Профаза, - сказала она после скорой проверки. Она начала убирать препарат, хотя едва ли посмотрела его.
- Ты не возражаешь, если я посмотрю? - инстинктивно - глупо, будто б я был таким же, как она - я потянулся остановить ее руку, для того, чтобы она не убрала препарат. На секунду жар ее кожи коснулся моей. Казалось, что это было сродни электрическому импульсу - несомненно, намного горячее, чем простые 98,6 градусов . Жар ударил по кисти руки и поднялся по ней. Она отдернула свою руку от моей.
- Прости, - пробормотал я сквозь стиснутые зубы. Нуждаясь в том, чтобы посмотреть куда-нибудь, я схватил микроскоп и уставился в окуляр. Она была права.
- Профаза, - согласился я.
Я все еще был слишком взволнован, чтобы взглянуть на нее. Дыша так тихо, как только мог сквозь стиснутые зубы, и, игнорируя острую жажду, я сосредоточился на простом задании: написать слово в соответствующей строке лабораторного листа, а затем сменил первый препарат следующим.
О чем она сейчас думала? Что она почувствовала, когда я прикоснулся к ее руке? Моя кожа должна быть холодной как лед - отталкивающей. Нечего удивляться, что она была столь тихой.
Я мельком взглянул на препарат.
- Анафаза, - сказал я себе, в то время как делал запись на второй строке.
- Можно мне? - спросила она.
Я поднял на нее глаза и удивился, увидев, что она ждала, наполовину протянув к микроскопу руку. Она не выглядела напуганной. Неужели она и вправду думает, что я мог ошибиться с ответом?
Я не мог ничего поделать и улыбнулся обнадеживающему взгляду на ее лице, когда придвинул микроскоп к ней.
Она посмотрела в окуляр с рвением, которое быстро пропало. Уголки ее губ опустились.
- Препарат номер три? - спросила она, не поднимая глаз от микроскопа, но протянув руку. Я опустил следующий препарат в ее руку, не позволив моей коже на этот раз коснуться ее. Сидеть рядом с ней было все равно, что сидеть возле горящей лампы. Я мог почувствовать, как слегка нагреваюсь до более высокой температуры.
Она не смотрела долго на препарат.
- Интерфаза, - сказала она небрежно - возможно пытаясь таким путем звучать тверже - и придвинула микроскоп ко мне. Она не притрагивалась к бумаге, но ждала, когда я запишу ответ. Я проверил - она вновь была права.
Таким образом, мы закончили работу, перекинувшись лишь словом и не встречаясь глазами. Мы единственные сделали лабораторную - остальные в классе были усердно ей заняты. Кажется, у Майка Ньютона были проблемы с распределением внимания - он пытался наблюдать за Беллой и мной.
- Надеюсь, у него ничего не получится, - подумал Майк, кисло наблюдая, за мной. Хмм... интересно. Я и не представлял себе, что парень будет питать ко мне какую-либо враждебность. Это было новым обстоятельством, столь же новым, как и появление этой девушки. И самым интересным было то, к моему удивлению, что это чувство было взаимным.
Я вновь взглянул на девушку, озадаченный величиной опустошения и потрясения охватившего меня, оттого что, несмотря на свою обыкновенность, не примечательную наружность, она портила мне жизнь.
Не то чтобы я не понимал, к чему клонил Майк. Она на самом деле была довольно симпатичной... по-своему. Лучше чем быть просто красивой, ее лицо было интересным. Не совсем симметричное - ее узкий подбородок не сопоставлялся с широкими скулами; крайне противоположное по цвету - ее кожа и волосы контрастировали, как белое и черное; а еще глаза, полные молчаливых секретов...
Меня вдруг пробрало от этих глаз.
Я уставился на нее, пытаясь угадать хотя бы один из этих секретов.
- Ты носишь линзы? - внезапно спросила она.
Какой странный вопрос.
- Нет. - Я едва не улыбнулся от идеи улучшить моё зрение.
-О, - промямлила она. - Я думала, что твои глаза другого цвета.
Мне вдруг вновь стало холоднее, так как я понял, что был, очевидно, не единственным, кто пытался сегодня разгадать секреты.
Я пожал одеревеневшими плечами и пристально посмотрел прямо перед собой туда, где учитель наматывал круги по классу.
Конечно, мои глаза изменились с того момента, как она впервые в них посмотрела. Готовясь к сегодняшнему испытанию, сегодняшнему искушению, я всю неделю охотился, насыщая свою жажду так сильно, как это возможно, превысив всякую норму. Я в избытке напился кровью животных, впрочем, большие перемены в лице были вызваны дурманящим ароматом, который держался в воздухе вокруг нее. Когда я смотрел на нее в прошлый раз, мои глаза были черны от жажды. Теперь же, в моем теле расплылась кровь, мои глаза были теплого золотистого оттенка. Светло-янтарные от моих чрезмерных стараний утолить жажду.
Очередной промах. Если б я знал, что она имела в виду этим вопросом, я мог бы просто сказать "да".
Я учился в этой школе с людьми уже два года, и она была первой, кто смотрел на меня настолько близко, чтобы заметить, что мои глаза меняют цвет. Остальные, хотя и восхищались красотой моей семьи, имели склонность быстро опускать глаза, когда мы возвращали им их взгляды. Они избегали нас, пропуская детали нашей внешности, инстинктивно пытаясь не понимать. Неведение было блаженством для человеческого ума.
Почему же именно эта девушка замечала слишком много?
Мистер Бэннер подошел к нашей парте. Я признательно вздохнул поток свежего воздуха, который он с собой принес, до того, как он смешался с ее запахом.
- Итак, Эдвард, - сказал он, просматривая наши ответы, - ты не подумал дать Изабелле шанс поработать с микроскопом?.
- Белле, - я поправил его рефлекторно. - Вообще-то она определила три фазы из пяти.
Мысли мистера Бэннера были скептическими, в то время как он перевел взгляд на девушку.
- Ты уже делала эту лабораторную?
Я увлеченно смотрел, когда она улыбнулась, выглядя слегка смущенной.
- Но не на луковом корне.
-На сиговой бластуле?" - спросил мистер Бэннер.
- Да.
Это удивило его. Сегодняшняя лабораторная была взята из повышенного курса. Он задумчиво кивнул девушке.
- Вы проходили это по программе в Финиксе?
- Да.
Теперь она расправили плечи - сообразительная для человека. Это не удивило меня.
- Хорошо, - сказал мистер Бэннер, поджав губы. - Думаю, это хорошо, что вы делали лабораторную вместе.
Он развернулся и ушел, пробормотав сквозь вздох:
- Так остальные дети могут получить шанс выучить что-нибудь новое для себя.
Я сомневался, что девушка сумела это расслышать. Она опять начала выводить каракули на папке.
Два промаха за полчаса - это слишком. Очень скверный показатель с моей стороны. Хотя я и понятия не имел о том, что девушка думала обо мне: как сильно меня боялась, как сильно не доверяла - я знал, что мне необходимо предпринять еще одну попытку для того, чтобы у нее сложилось обо мне новое впечатление. Как-нибудь лучше обрисовать воспоминание о нашем прошлом свирепом столкновении.
- Паршиво, что пошел снег, не так ли? - я сказал, повторяя небольшой разговор, который уже слышал дюжину раз среди других учеников. Скучная, банальная тема для беседы. Погода - вечное спасение.
Она посмотрела на меня с явным недоверием в глазах - ненормальная реакция на мои довольно-таки обычные слова.
- Не совсем, - сказала она, вновь меня удивив.
Я попытался направить разговор обратно в банальном русле. Она была из более солнечного, теплого места, это как-то отражалось на ее коже, хотя и слабо, а от холода ей, скорее всего, не по себе. Мое ледяное прикосновение, безусловно, было...
- Тебе не нравится холод, - догадался я.
- И сырость тоже, - подтвердила она.
- Тебе, наверное, нелегко живется в Форксе? - Может, тебе и не следовало сюда приезжать - хотел я добавить. Может, тебе лучше вернуться туда, откуда ты пришла.
Хотя я не был уверен, что хотел этого. Я всегда буду помнить запах ее крови - разве была какая-нибудь гарантия, что я, в конечном счете, не последую за ней? Кроме того, если она уедет, ее разум навсегда останется для меня загадкой. Извечной раздражающей головоломкой.
- Ты и понятия не имеешь, как, - она сказала шепотом, сердито взглянув на меня на мгновение.
Ее ответы никогда не совпадали с тем, что я ожидал услышать. От них мне хотелось задавать еще больше вопросов.
- Ну и зачем тогда ты приехала? - потребовал я ответа, тотчас же поняв, что мой тон был обвиняющим, что недостаточно нормально для беседы. Вопрос прозвучал грубо, с излишним любопытством.
- Это...сложно.
Она прищурила свои широкие глаза, и оставила их в таком положении - я был близок к тому, чтобы взорваться от любопытства - любопытство было таким же обжигающим, как и жажда. Как ни странно, я осознал, что дышать стало легче; мука становилась все терпимее с течением нашего разговора.
- Думаю, что сумею понять, - настоял я. Возможно, простая вежливость позволила бы ей и дальше отвечать на мои вопросы, если бы не та грубость с которой я их задавал.
Она молча смотрела на руки. Мне стало невыносимо от этого - я хотел схватить ее за подбородок, и повернуть ее голову так, чтобы я смог все прочесть в ее глазах. Но это будет безрассудно с моей стороны, опасно, прикоснуться к ее коже вновь.
Вдруг она подняла глаза. Меня утешило то, что я вновь мог видеть эмоции в её глазах. Она говорила стремительно, в спешке проговаривая слова:
- Мама снова вышла замуж.
А, это было довольно по-человечески, легко понять. В ее ясных глазах промелькнула грусть, от которой на переносице вновь возникла складка.
- Ну, не так уж и сложно, - сказал я. Мой голос был крайне вежливым, но без фальши. От ее грусти я почувствовал себя странно беспомощно, желая сделать что-нибудь, чтобы ей стало лучше. Необычный порыв.
- Когда это произошло?
- В прошлом сентябре.
Она тяжело выдохнула - почти что с тоской. Я перестал дышать, в то время как ее теплый вздох коснулся моего лица.
- И он тебе не нравится, - догадался я, выпытывая все больше информации.
- Нет, Фил хороший, - сказала она, поправляя мое предположение. Сейчас вокруг уголков ее полных губ был заметен намек на улыбку. - Быть может, слишком молодой, но довольно-таки милый.
Это не соответствовало сценарию, который я уже обдумал у себя в голове.
- Почему ты не осталась с ними? - я спросил, мой голос слегка пытлив не в меру. Это звучало так, будто надоедал ей. Надо сказать, так и было.
- Фил много путешествует. Он бейсболист. - Легкая улыбка стала больше после последних слов - выбор подобной профессии забавлял ее.
Я тоже не заметно для себя улыбнулся. Я не пытался тем самым утешить ее. Просто, честно говоря, от ее улыбки мне захотелось улыбнуться в ответ.
- Я слышал о нем? - Я мысленно пробежался по списку всех известных мне бейсболистов, сомневаясь, что Фил был в нем...
- Скорее всего, нет. Он не очень-то хороший игрок. - Очередная улыбка. - Во второй лиге. Он часто переезжает.
Списки в моей голове тотчас же сменились, и я составил перечень всех возможностей меньше чем за секунду. В то же самое время я представлял себе новый сценарий.
- А твоя мама отослала тебя сюда, чтобы самой путешествовать вместе с ним, - сказал я.
Казалось, что, делая предположения, я мог выудить у нее больше информации, чем, если б задавал ей вопросы. Это опять сработало. Ее подбородок выдвинулся вперед, а выражение ее лица внезапно стало решительным.
- Нет, она меня не отправляла сюда, - сказала она, ее голос прозвучал по-новому, резко. Моя догадка расстроила ее, хотя я и не понял каким образом. - Я сама себя отправила.
Я и не догадывался, что она имела в виду, или в чем заключалось ее негодование. Я был совершенно растерян.
Итак, я уступил. И дело было не только в восприятии девушки. Она не была такой, как остальные люди. Быть может, молчание ее мыслей и аромат были не единственными ее отличительными чертами.
- Я не понимаю, - сознался я, чувствуя сильную досаду от проигрыша.
Она вздохнула взглянула в мои глаза смотрела в них дольше, чем большинство людей могли выдержать.
- Поначалу она оставалась со мной, но скучала по нему, - медленно объяснила она, ее тон становился несчастнее с каждым словом. - Это расстраивало ее... так что я решила, что пришло время перебраться к Чарли.
Маленькая складка у нее между глаз стала глубже.
- Но теперь несчастна ты, - прошептал я.
Казалось, я не мог перестать выдвигать свои догадки вслух, надеясь узнать ее реакцию. Только это, как бы там ни было, видимо, не так далеко от истины.
- Ну и что? - сказала она, как если б это обстоятельство не имело ни малейшего значения.
Я продолжал смотреть в её глаза, чувствуя, что, в конце концов, смог добиться первого настоящего проблеска в ее душе. Я увидел в одном этом слове, как она сопоставляла себя среди своих же собственных приоритетов. В отличие от большинства людей, ее собственные потребности были на втором плане.
Она была самоотверженной.
Когда я увидел это, тайна человека, прятавшаяся в глубине этого безмолвного разума, начала потихоньку рассеиваться.
- Это несправедливо, - сказал я. Я пожал плечами, пытаясь казаться несерьезным и скрыть то, насколько мне было интересно.
Она засмеялась, но смех не звучал весело.
- Тебе никто не говорил? Жизнь вообще несправедлива.
Мне хотелось рассмеяться над ее словами, хотя мне тоже не было по-настоящему весело. Я знал кое-что о несправедливости жизни.
- Кажется, я уже слышал что-то такое.
Она посмотрела на меня, вновь выглядя смущенной. Ее глаза сверкнули в сторону, а затем вновь вернулись к моим.
- Конец истории, - сказала она мне.
Но я не был готов закончить разговор. Небольшая "V" между ее глаз, след от ее печали, беспокоила меня. Я хотел разгладить ее кончиком своего пальца. Но я, конечно, не мог к ней прикоснуться. Это было опасно по многим причинам.
- Ты хорошо держишься. - Сказал я медленно, однако сосредоточился на следующем предположении. - Но я могу поспорить, что ты страдаешь больше, чем хочешь показать.
Она скорчила лицо, ее глаза сузились, и губы надулись. Она отвернулась и посмотрела перед собой. Ей не понравилось, что моя догадка оказалась верна. Она не была обычной мученицей - ей не хотелось говорить о своей боли.
- Я не прав?
Она слегка вздрогнула, но сделала вид, что не расслышала меня.
Это вызвало у меня улыбку.
- Мне так не кажется.
- Ну а тебе-то какая разница? - возмутилась она, все еще глядя в другую сторону.
- Очень хороший вопрос, - согласился я, скорее обращаясь к себе, чем отвечая ей.
Она была проницательнее меня: она видела саму суть вещей, в то время как я путался где-то в стороне, слепо раскручивая клубок. Мелочи ее очень человечной жизни не должны для меня ничего значить. Было неправильно с моей стороны заботиться о том, что она думала. Кроме защиты моей семьи от подозрений, в остальном человеческие мысли были несущественны.
В разговоре с кем-то я не привык быть менее проницательным. Я чересчур полагался на свой экстра-слух - но, очевидно, был не так восприимчив, как считал.
Девушка вздохнула и устремила сердитый взгляд в пространство. Что-то в ее разочарованном выражении лица было забавным. Ситуация в целом, весь разговор были забавными. Никому еще не угрожала такая опасность от меня, как этой хрупкой девушке - в любой момент я мог, сбитый с толку своей нелепой поглощенностью разговором, вздохнуть через нос и наброситься на неё, не успев себя остановить - а она была раздражена тем, что я не ответил на ее вопрос.
- Я тебе раздражаю? - спросил я, улыбаясь абсурдности всего этого.
Она быстро на меня взглянула, а затем ее глаза, казалось, попали в плен моего пристального взгляда.
- Не совсем, - сказала она мне. - Я больше на себя злюсь. По моему лицу все так легко читается, меня мама всегда называет своей открытой книгой.
Она раздосадовано нахмурилась.
Я смотрел на с изумлением. Причина, по которой она расстроилась, заключалась в том, что она думала, будто бы я вижу ее насквозь. Как странно. Я никогда не прилагал так много усилий, чтобы понять кого-то, за всю свою жизнь, или точнее существование, поскольку слово "жизнь" вряд ли подходит. У меня не было настоящей жизни.
- Напротив, - не согласился я, испытывая странные чувства... осторожно, как будто здесь была какая-то скрытая угроза, которую мне недоставало увидеть. Внезапно я оказался на грани, у меня было тревожное предчувствие. - Я считаю, что тебя очень трудно прочесть.
- Ну, тогда ты, должно быть, хорошо умеешь это делать, - догадалась она, сделав собственное предположение, которым вновь попала в точку.
- Обычно, да, - согласился я.
После чего широко ей улыбнулся, позволяя губам, растянутся, показав тем самым ряды ровных, острых как бритва, зубов.
Это было глупо, но мне резко, неожиданно отчаянно захотелось предостеречь девушку каким-либо образом. Ее тело было сейчас ближе ко мне, чем до этого, бессознательно передвинувшись по ходу беседы. Все слабые сигналы и знаки, которых было достаточно, чтобы запугать до конца жизни, на нее, кажется, не действовали. Почему она не сжимается от страха из-за меня? Несомненно, она видела меня с достаточно темной стороны, чтобы распознать опасность на уровне интуиции, которой она, видимо, обладала.
Мне не удалось увидеть, произвело ли мое предупреждение должный эффект. Сразу после этого мистер Баннер попросил внимания у класса, и она отвернулась от меня. Казалось, что ей стало немного легче, когда нас прервали - возможно, она все-таки поняла.
Я надеялся на это.
Я почувствовал симпатию, растущую у меня изнутри, как раз тогда когда я собирался пресечь её. Я не мог позволить себе заинтересоваться Беллой Свон. Или скорее, она не могла позволить себе этого. Н я уже мечтал вновь поговорить с ней... Я хотел знать больше о ее матери, ее жизни до того, как она сюда приехала, ее отношениях с отцом. Все незначительные мелочи, которые раскрыли бы её характер. Но каждая секунда, которую я проводил с ней, была ошибкой, риском, которому она не должна была подвергаться.
Она рассеянно отбросила свои густые волосы как раз в тот момент, когда я позволил себе очередной вздох. Чрезмерно сильная волна ее запаха ударила мне в горло.
Это было как в первый день, подобно разрушительной силе. Боль от пылающей сухости вскружила мне голову. Я должен был схватиться за парту чтобы удержать себя на месте. В этот раз мне было чуть легче контролировать себя. В конце концов, я ничего не сломал. Монстр рычал у меня изнутри, но не получал никакого удовольствия от моей боли. Он был слишком туго связан. Сейчас.
Я совершенно перестал дышать и отодвинулся от девушки так далеко, как только мог.
Нет, я не мог позволить себе увлечься ею. Чем больше я ею интересовался, тем больше казалось, что я убью ее. Я уже сделал за сегодняшний день два несущественных промаха. Совершу ли я третий, единственно существенный?
Я выбежал из кабинета в тот же миг, как прозвенел звонок, тем самым, скорее всего, разрушив какое бы там ни было приличное впечатление, частично созданное мной в течение часа. Вновь я хватался за чистый, влажный воздух снаружи, как если б он был целебным эфирным маслом. Я в спешке увеличивал расстояние между собой и девушкой так быстро, как это было возможно.
Эмметт ждал меня у двери кабинета испанского. Он мгновенно прочел дикое выражение моего лица.
- Как все прошло? - осторожно поинтересовался он.
- Никто не умер, - пробормотал я.
- Полагаю, это нечто. Когда я увидел Элис, бросившуюся туда под конец, я подумал...
В то время как мы зашли в кабинет, я увидел его воспоминание о том, что случилось несколькими мгновениями раньше, увидел через открытую дверь класса, где у него был предыдущий урок, как Элис оживленно шла по коридору, с бледным лицом. Я почувствовал через его воспоминание побуждение подняться и присоединиться к ней, а затем, как он принял решение остаться на месте. Если б Элис была нужна его помощь, она попросила бы его...
Я закрыл глаза от ужаса и раздражения, когда плюхнулся на сиденье.
- Я и не представлял себе, что был близок к этому. Не думаю, что я собирался... Мне показалось, что все не так уж плохо, - прошептал я.
- Так и есть, - уверил он меня, - Никто ж не умер, верно?
- Верно, - я сказал сквозь зубы. - Не в этот раз.
- Может, теперь будет легче.
- Точно.
- Ну, или, может, ты убьешь ее. - Он пожал плечами. - Не будешь первым, кто обложался. Никто тебя строго судить не станет. Иногда человек пахнет слишком хорошо. Я впечатлен тем, как ты долго держишься.
- Это не помогает, Эмметт.
Мне стало тошно оттого, что он одобрил идею об убийстве девушки, как будто это было неизбежно. Разве она виновата в том, что пахла так хорошо?
- Я знаю. Когда это случилось со мной... - вспоминал он, отправляясь вместе со мной назад на полвека на сумрачную деревенскую улочку, где женщина средних лет снимала с веревки, затянутой между яблонями, высохшее постельное белье. В воздухе витал сильный запах яблок: урожай был собран, и негодные плоды были раскиданы по земле, повреждения на кожуре испускали их аромат в густые облачка. Поле со свежескошенным сеном было на заднем плане этого запаха, все было гармонично. Он прошел по переулку - Розали дала ему поручение - едва ли замечая эту женщину. Небо над головой было багровым, за деревьями на западе - оранжевым. Он бы продолжал свой путь, и не было бы никакой причины, для того, чтобы запомнить этот вечер, если б внезапный ночной ветер не раздул белые простыни, подобно парусам, и аромат женщины не обвил лицо Эмметта.
- Ах, - застонал я тихо. Как будто мне мало было моего собственной жажды.
- Я знаю. Я не выдержал и полсекунды. Я даже не подумал о том, чтобы устоять.
Его воспоминание стало чересчур откровенным для того, чтобы я смог его выдержать.
Я вскочил на ноги, мои зубы сомкнулись так сильно, что могли прорезать сталь.
- Esta bien, Edward? - Спросила сеньора Гофф, удивившись моему внезапному движению. Я смог увидеть свое лицо в ее разуме, и знал, что выгляжу далеко не наилучшим образом.
- Me perdona , - пробормотал я, метнувшись к двери.
- Emmett - por favor, puedas tu ayuda a tu hermano, - попросила она, беспомощным жестом указывая помочь мне, в то время как я вылетел из кабинета.
- Конечно, - услышал я его ответ. А затем он оказался позади меня.
Он последовал за мной до дальней части здания, где быстро схватил меня и положил руку на плечо.
Я со всей силой отбросил его руку. От этого у человека сломались бы кости руки, и те, что с ней связаны.
- Прости, Эдвард.
- Я знаю. - Я делал глубокие вздохи, пытаясь очистить свою голову и легкие.
- Все так плохо? - спросил он, стараясь не думать о запахе и вкусе из своего воспоминания, когда говорил, но ему это не совсем удавалось.
- Хуже, Эмметт, хуже.
Он замолчал на мгновенье.
- Может...
- Нет, если я покончу с этим, лучше не станет. Возвращайся в класс, Эмметт. Мне нужно побыть одному.
Он повернулся, не сказав ни слова и не подумав ни о чем, и быстро зашагал прочь. Он скажет учительнице испанского, что я заболел, или убежал, или что я опасный неуправляемый вампир. Имело ли его оправдание какое-либо значение? Возможно, я не вернусь. Возможно, я уеду.
Я вновь пошел к своей машине, чтобы дождаться конца учебного дня. Спрятаться. Вновь.
Мне нужно было время, что принять решение или попытаться поддержать свое намерение, но я, как наркоман, рылся в рое мыслей, исходившем из школы. Знакомые голоса выделялись, но мне было неинтересно в тот момент выслушать видения Элис или жалобы Розали. Я легко нашел Джессику, но девушка была не с ней, так что я продолжил поиски. Мысли Майка Ньютона привлекли мое внимание, и я, в конце концов, обнаружил ее - она была на физкультуре вместе с ним. Он был расстроен тем, что я сегодня говорил с ней на биологии. Он наблюдал за её реакцией, когда завел разговор...
- Я вообще никогда не видел, чтобы он с кем-то перекидывался хотя бы одним словечком ни здесь, ни где-либо еще. Конечно, он решит заинтересоваться Беллой. Мне не нравится, как он на нее смотрит. Но он, кажется, ее не волнует. Что она сказала? - "Не понимаю, что с ним было в прошлый понедельник?" Что-то вроде того. Не звучит так, будто б ее это заботило. Это не больше, чем обычный разговор...
Он говорил это себе, чтобы тем самым не расстраиваться, подбадриваясь идеей, что Белла не была заинтересована в нашей с ней беседе. Это рассердило меня чуть больше, чем нужно было, так что я перестал его слушать.
Я вставил в стерео диск с яростной музыкой и увеличил громкость так сильно, чтобы она заглушала прочие голоса. Я с трудом сосредоточился на музыке, чтобы не сорваться и вновь не переключится на мысли Майка Ньютона чтобы опять следить за ничего не подозревающей девушкой...
Пару раз, за то время что шел урок, я смошенничал. Никакой слежки. Я пытался себя убедить. Я просто подготавливал себя. Мне было необходимо знать точно, когда она уйдет с физкультуры, когда будет на парковке. Я не хотел, чтобы она застала меня врасплох.
Когда ученики начали выходить один за другим из спортзала, я вышел из машины, не совсем понимая зачем. Моросил дождь, я не обращал на него внимания, в то время как мои волосы медленно намокали.
Хотел ли я, чтобы она заметила меня здесь? Надеялся ли на то, что она подойдет поговорить со мной? Что я делал?
Я не двигался, хотя я и пытался заставить себя вернуться в машину, зная, что мое поведение достойно осуждения. Я сложил руки на груди и очень неглубоко дышал, когда увидел ее, медленно идущую в моем направлении, уголки ее рта опустились. Она не смотрела на меня. Пару раз она с гримасой на лице поднимала глаза на облака, как будто они раздражали ее.
Я был разочарован, когда она дошла до своей машины, вместо того, чтобы подойти ко мне. Заговорит ли она со мной? Заговорю ли я сам с ней?
Она забралась в пикап поблекшего красного цвета, ржавое чудище, которое было старше ее отца. Я видел, как она завела грузовик, его старый мотор проревел громче, чем все остальные машины на парковке, а затем стала греть свои руки у печки. Холод был ей неудобен - она его не любила. Она провела пальцами по своим густым волосам, разглаживая локоны по направлению потока горячего воздуха, как будто пыталась высушить их. Я представил, как пахло в кабине этого грузовика, а затем быстро отогнал эту мысль.
Она огляделась вокруг, в то время как готовилась выехать, и, в конце концов, посмотрела в мою сторону. Она глядела на меня всего полсекунды, и все, что я смог прочесть в ее глазах - это удивление, после чего она поспешно отвела глаза и резко нажала на газ. А затем вновь остановилась со скрежетом - зад грузовика был лишь в дюйме от столкновения с машиной Эрин Тиг.
Она посмотрела в зеркало заднего вида, ее рот открылся от досады. Когда другая машина проехала мимо нее, она дважды проверила все, а затем медленно выезжала с парковки так осторожно, что вызвала у меня усмешку. Казалось, будто она считала, что она опасна в своем древнем грузовике.
Мысль о том, что Белла Свон опасна для окружающих в независимости от того за рулем чего она седела, заставила меня смеяться до тех пор, пока она не проехала мимо меня, уставившись прямо перед собой.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 13 сентября 2009 г.
Солнце полуночи 1 глав. fdlkghlrehjfglkr 12:33:27
Стефании Майер


Глава 1

Первая встреча
Подробнее…
В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть.
Средняя школа.
Я бы, скорее, назвал ее чистилищем... Если и есть какие-нибудь способы искупить мои грехи, то она наверняка должна входить в их число. Скука не для меня, а здесь каждый день кажется еще более однообразным, чем предыдущий.
Мне кажется, это можно было бы назвать моей манерой спать - если считать сном инертное состояние между периодами активности.
Я пялился трещины на штукатурке в углу кафетерия, высматривая в них разные фигуры. Это помогало мне отвлечься от сотен голосов, шумевших у меня в голове как бурная река.
Обычно я игнорирую их.
Все, что только может прийти в человеческую голову, я слышал уже прежде, и не раз. Сегодня, например, все мысли крутились вокруг незначительного происшествия - нового дополнения к нашему школьному сообществу. Надо так мало, чтобы заставить их волноваться. Я видел новое лицо в мыслях каждого из тех, кто сидел в столовой. Всего лишь обычная человеческая девочка. Волнение из-за ее приезда было настолько предсказуемо - как дети из-за новой игрушки. Половина мальчишек уже представляли, как влюбятся в нее - и это все только потому, что она была незнакомкой. Я еще больше сосредоточился на том, чтобы не слышать чужие мысли.
Только четыре голоса я блокирую скорее из вежливости, а не отвращения: голоса моей семьи, двух братьев и двух сестер, которые настолько привыкли к тому, что в моем присутствии сложно держать что-то в секрете, что почти не задумываются об этом. Я пытаюсь обеспечить сохранность их тайн, насколько это было возможно. Я пробую не слушать, если это возможно.
Конечно, это только попытки... Я знаю.
Розали, как обычно, думала о себе. Она увидела свое отражение в какой-то стеклянной поверхности, и теперь размышляла, насколько же она все-таки совершенна. Мысли Розали напоминают мне небольшой пруд, таивший в себе не один сюрприз.
Эмметт все еще бесился из-за того, что прошлой ночью проиграл в состязании по борьбе Джасперу. Теперь требовалось все его весьма ограниченное терпение, чтобы дождаться конца занятий и потребовать реванш. Я никогда не стремился слушать мысли Эмметта, возможно потому, что он никогда не думает о том, чего затем не высказывает вслух или не делает. Может быть, я стремился читать чужие мысли потому, что знал, что есть вещи, которые хотели бы скрыть от меня. Если мысли Розали были прудом, что у Эмметта они были похожи на озеро с прозрачной чистейшей водой.
А Джаспер... мучился. Я подавил вздох.
Эдвард, - мысленно позвала меня Элис и сразу привлекла мое внимание.
Это было все равно, что позвать меня вслух. Мне нравилось, что в последнее время мое имя вышло из моды - раньше меня раздражало, когда, всякий раз, когда кто-то думал о каком-нибудь Эдварде, я автоматически оборачивался.
Но сейчас я не обернулся. Элис и я привыкли разговаривать таким образом, и редко кто-нибудь мог поймать нас на этом. Я по-прежнему смотрел на трещины в штукатурке.
Как он держится? - спросила она меня.
Я нахмурился - лишь небольшое изменение в изгибе губ. Никто другой ничего бы не уловил. В конце концов, я мог хмуриться от скуки.
Тон Элис был тревожным, и я видел в ее мыслях, что она краем глаза наблюдает за Джаспером. Есть какая-нибудь опасность? - она заглянула вперед, в ближайшее будущее, чтобы узнать, почему я хмурился. Я медленно повернул голову налево, как будто взглянул на стену, вздохнул и снова повернулся направо, к трещинам на потолке. Только Элис поняла, что я покачал головой.
Она расслабилась. Дай мне знать, если станет слишком плохо.
Я поднял взгляд выше, а затем снова опустил глаза.
Спасибо, что делаешь это.
Я рад, что мне не пришлось отвечать вслух. Что бы я сказал? "Пожалуйста"? Едва ли. Мне не нравится слушать терзания Джаспера. Действительно ли надо так экспериментировать? Разве нет более безопасного пути, чтобы признать, что он пока не может справляться со своей жаждой так, как могут остальные; не выходить за рамки? Зачем играть с огнем?
Прошло две недели после нашей последней охоты. Для остальных это было не слишком долго. Может, мы чувствовали себя слегка неуютно, если люди подходили слишком близко, или если ветер дул в нашу сторону. Но люди редко подходили близко. Их инстинкты подсказывали им то, что разумом они осознать не могли: мы опасны.
В этот момент маленькая девочка остановилась у раздаточного стола с недалеко от нас, продолжая болтать с приятелем. Она руками взъерошила свои короткие светлые волосы. Вентиляторы понесли ее аромат в нашем направлении. Я почувствовал знакомые симптомы, вызванные ее запахом - сухая боль в горле, в желудке заурчало, мышцы рефлекторно сжались, рот наполнился ядовитой слюной.
Все было нормально, хотя обычно я реагировал легче. Но сейчас мне было труднее, потому что приходилось контролировать реакцию Джаспера. Я испытывал жажду двоих, а не только свою собственную.
А Джаспер тем временем позволил своему воображению разыграться. Он представил, как поднимается со своего места рядом с Элис и встает возле девочки. Как склоняется вниз и, как будто собираясь шепнуть ей что-то на ухо, позволяет своим губам коснуться ее шеи. Вообразил, как горячий пульс тонкой лентой бьется под его ртом...
Я пнул его стул.
Он выдержал мой пристальный взгляд в течение одной долгой минуты и затем опустил глаза. Я почувствовал его смятение чувств.
- Извини, - пробормотал Джаспер.
Я пожал плечами.
- Ты не собирался ничего делать, - прошептала Элис, успокаивая его. - Я бы увидела это.
Я скрыл усмешку, которая выдала бы ее ложь. Мы с Элис должны были держаться вместе. Нелегко было читать чужие мысли или видеть будущее. Два уродца среди других уродов, мы хранили чужие тайны.
- Будет немного легче, если будешь думать о них как о людях, - предложила Элис. Она произнесла это своим высоким музыкальным голосом слишком быстро, чтобы человеческое ухо могло разобрать что-либо, если бы даже кто-нибудь и оказался поблизости. - Ее зовут Уитни. У нее есть младшая сестренка, которую она обожает. Ее мама приглашала Эсми на ту вечеринку в саду, помнишь?
- Я знаю, кто она, - кратко сказал Джаспер. Он отвернулся и уставился в окно. По его тону было понятно, что он не желает продолжать разговор.
Ему надо отправиться на охоту сегодня ночью. Было глупо так рисковать, чтобы проверить силы и испытывать свою выносливость. Джасперу надо принять свои ограниченные способности и не выходить за их пределы. Его старые привычки не соответствовали нашему образу жизни, он не должен стремиться выделяться таким образом.
Элис, тихо вздохнув, встала, взяла свой поднос с едой и ушла, оставив его одного. Она знала, когда он не нуждается в ее поддержке. Хотя Розали и Эмметт больше демонстрировали свои отношения, именно Джаспер и Элис знали настроение друг друга так же, как их собственное. Как будто они тоже могли читать чужие мысли - но только друг у друга.
Эдвард Каллен.
Я рефлекторно повернулся на звук моего имени, хотя его произнесли не вслух, а только мысленно.
Мои глаза на мгновение встретились с парой темно-карих человеческих глаз на бледном лице. Я узнал ее, хотя до этой минуты никогда не видел. Она сегодня была героиней дня. Новая ученица, Изабелла Свон. Дочка шефа полиции, переехавшая недавно к отцу. Белла, - она поправляла каждого, кто называл ее полным именем.
Я скучающе отвернулся. Мне понадобилась секунда, чтобы понять, что это не она мысленно произнесла мое имя.
Конечно, Каллены произвели на нее впечатление, - я услышал продолжение мысли.
На этот раз я узнал "голос". Джессика Стенли. Было время, когда она меня беспокоила своей мысленной болтовней. Каким облегчением было, когда ее безумное увлечение мною прошло. Было совсем невозможно избегать ее постоянных глупых фантазий. Я даже хотел бы объяснить ей, что может случиться, если мои губы, а заодно и зубы за ними, окажутся где-нибудь возле ее шеи. Она сразу бы забыла про свои нелепые мечты. Мысль о ее реакции заставила меня улыбнуться.
Ей надо бы получше питаться, - продолжала Джессика. Не такая уж она и хорошенькая. Я даже не знаю, почему Эрик так пялится на нее... И Майк тоже.
Она мысленно содрогнулась при последнем имени. Ее новое увлечение, Майк Ньютон, совсем ее не замечал. А вот на новенькую, очевидно, он обратил внимание. Как ребенок на новую игрушку. Поэтому Джессика мысленно перемывала ей косточки, хотя внешне выглядела вполне доброжелательной, когда рассказывала ей о моем семействе. Должно быть, новенькая спросила о нас.
Все сегодня смотрели и на меня тоже, - самодовольно думала Джессика, - удачно, что у нас Беллой совпадают занятия по двум предметам. Держу пари, Майк захочет у меня разузнать все о ней.
Я попробовал отгородиться от этой глупой болтовни прежде, чем ее пустота и мелочность сведут меня с ума.
- Джессика Стенли пересказывает новой ученице, Свон, все сплетни о клане Калленов, - прошептал я Эммету, чтобы отвлечься.
Он тайком усмехнулся.
- Я надеюсь, она хорошо с этим справляется, - подумал он.
- Она совсем лишена воображения. Только самый тонкий намек на скандал. И ни капли ужасов. Я даже немного разочарован.
- А новенькая? Она тоже разочарована тем, что услышала?
Я настроился, чтобы услышать, что эта Белла думает о рассказе Джессики. Что она видит, когда смотрит на странное, мертвенно-бледное семейство, которого все так старательно избегают?
Мне было важно знать ее реакцию. В конце концов, мне надо проявлять бдительность, за неимением лучшего слова. Чтобы защищать нас. Если кто-то начинал нас подозревать, я всегда мог предупредить остальных, и мы могли скрыться. Такое иногда случалось - люди с богатым воображением видели в нас персонажей книг или фильмов. Обычно они ошибались, но все же дня нас лучше было куда-нибудь переехать, чем лишний раз рисковать. И очень-очень редко кто-нибудь мог предположить правду. Но мы не давали возможности им проверить свою гипотезу. Мы просто исчезали, оставляя о себе лишь пугающие воспоминания.
Я не услышал ровным счетом ничего, хотя Белла сидела ко мне ближе, чем болтающая Джессика. Как будто возле Джессики никто не сидит. Как странно, может быть, она незаметно ушла? Но это казалось невероятным, потому что Джессика еще бормотала что-то. Я обернулся, чувствуя себя так, как будто у меня выбили почву из-под ног. Я хотел проверить то, что мне сообщало мое шестое чувство, и это не было похоже ни на что, с чем я сталкивался раньше. Мой пристальный взгляд снова встретился большими карими глазами. Она сидела на том же самом месте, как я и думал, смотрела на нас и слушала, как Джессика продолжает сплетничать о Калленах.
И думала о нас, естественно.
Но я не мог прочесть ее мысли.
Румянец залил ее щеки, и она опустила глаза вниз, смутившись из-за того, что ее застали подсматривающей за незнакомцем. Хорошо, что Джаспер все еще смотрел в окно. Я не захотел даже представить, что легкий приток крови может сделать с его самообладанием.
Эмоции отражались на ее лице, как будто были написаны у нее на лбу: удивление от того, насколько мы отличаемся от других людей, любопытство, вызванное рассказом Джессики, что-то еще... восхищение? Это я видел уже не впервые. Для них, наших потенциальных жертв, мы были прекрасны. И, наконец, смущение, что я поймал ее на том, как она смотрит на меня.
И, хотя все ее мысли ясно отражались в ее странных глазах - странных из-за их глубины, ведь темно-карие глаза обычно выглядят такими пустыми и плоскими, - я мог слышать лишь тишину с того места, где она сидела. Совсем ничего.
Я почувствовал тревогу.
Это не походило ни на что, с чем я сталкивался прежде. Может, что-то случилось со мной? Хотя я чувствовал себя, как обычно... Взволнованный, я попробовал еще.
Все голоса, которые я прежде блокировал, взорвались у меня в голове.
... интересно, какую музыку она любит... может, я смогу упомянуть в разговоре с ней новый компакт-диск... Майк Ньютон за два столика от нас думал о Белле Свон.
...только посмотрите, как он уставился на нее. Как будто недостаточно, что половина девочек в школе сохнут по нему... Мысли Эрика Йорка тоже крутились возле девочки.
... отвратительно. Можно подумать, что она знаменитость или что-нибудь в этом роде. Даже Эдвард Каллен пялится на нее. На лице Лорен Мэллори отражалась ее ревность. И Джессика всем демонстрирует свою новую лучшую подружку. Даже смешно...
...держу пари, об этом ее уже спрашивали. Но я хочу с ней поговорить. Надо бы придумать парочку оригинальных вопросов... размышлял Эшли Доулинг.
...может, мы вместе будем на испанском... надеялся Джун Ричардсон.
...сегодня вечером столько надо выучить. Тригонометрия и тест по английскому. Надеюсь, что мама... Анжела Вебер, тихая девочка, чьи мысли были столь необычны, была единственной, кто не был покорен этой Беллой.
Я мог слышать их всех, каждую мелкую деталь, которую они пропускали через свой мозг. И совсем ничего от новой студентки с такими обманчиво говорящими живыми глазами.
Ну конечно, я мог слышать, что она говорила, когда разговаривала с Джессикой. Не надо уметь читать мысли, чтобы услышать ее низкий ясный голос на другом конце столовой.
- Как зовут мальчика с рыжеватыми волосами? - я услышал, как она спросила, взглянув на меня украдкой краем глаза и быстро отвернувшись, когда она увидела, что я все еще смотрю на нее.
Если я и надеялся, что звук ее голоса поможет мне настроиться на волну ее мыслей, которые я просто не мог распознать, я был тут же разочарован. Обычно мысли людей звучат для меня также, так и их обычные голоса. Но этот тихий застенчивый голос был мне незнаком, он не походил ни на один из сотен голосов, звучавших у меня в голове. Я был абсолютно в этом уверен. Он был совершенно новым для меня.
Ох, удачи тебе, идиотка, подумала Джессика прежде, чем ответить.
- Это Эдвард. Он, конечно, душка, но можешь не тратить на него время. Этот гордец ни с кем не встречается. Очевидно, наши девушки для него недостаточно хороши, - фыркнула она.
Я отвернулся, пряча улыбку. Джессика и ее одноклассники понятия не имели, насколько им повезло, что никто из них меня особенно не привлекает.
Снова став серьезным, я вдруг почувствовал странное ощущение, которого я не понимал. Это имело какое-то отношение к тому, что девочка не осознавала злых мыслей Джессики... У меня возникло странное желание встать между ними, оградить Беллу Свон от темных мыслей Джессики. Какое странное ощущение. Пытаясь найти его причину, я изучал девочку еще некоторое время.
Возможно, это просто древний инстинкт защищать более слабых. Эта девочка выглядела гораздо более хрупкой, чем ее новые одноклассники. Ее кожа была настолько прозрачной, что удивительно было, как она может защищать ее от угроз внешнего мира. Я мог видеть кровь, пульсирующую по ее венам под бледной кожей... Но мне не следует заострять на этом внимание. Мне нравилась та жизнь, которой я живу, но сейчас я был измучен жаждой так же, как и Джаспер, и не было никаких возможностей избежать искушения.
На лбу у нее была небольшая складочка, из-за которой она выглядела слегка неуверенной в себе.
Я ясно видел, что это было испытанием для нее, вот так сидеть там, разговаривать с незнакомыми людьми, быть в центре всеобщего внимания. Я ощущал ее застенчивость по тому, как она двигала своими хрупкими плечами, слегка сутулилась, как будто каждую минуту ожидая резкого отказа. Но все это я воспринимал только при помощи обычных человеческих чувств. В мыслях самой обычной человеческой девочки я не мог слышать ничего. Почему?
- Эдвард? - голос Розали вернул меня в реальность.
Я с облегчением отвернулся от девочки. Я не хотел дальше продолжать бессмысленные попытки прочитать ее мысли - это раздражало меня. И я не хотел даже думать о том, что ее мысли могут быть интересными только потому, что они скрыты от меня. Наверняка, когда я расшифрую их - а я обязательно найду способ сделать это - они окажутся такими же мелкими и обыденными, как и у любого другого человека. И даже не стоящими тех усилий, которые я затратил бы.
- Так что, новенькая нас боится? - спросил Эмметт, все еще ожидая ответа на свой вопрос.
Я неопределенно пожал плечами. Он же не настолько заинтересовался, чтобы развивать тему. И мне тоже не стоит зацикливаться на этом.
Мы встали из-за стола и вышли из столовой.
Эмметт, Розали и Джаспер играли роль старших, они ушли на их занятия. Я же был вынужден притворяться, что моложе их. Я направился на мой урок биологии, заранее приготовивший скучать на занятии. Вряд ли мистер Баннер, преподаватель с весьма ограниченным интеллектом, сможет сказать на лекции что-то, что удивит человека, имеющего две научные степени по медицине.
В аудитории я уселся за стол и вывалил книги - которые, конечно, носил ради прикрытия, потому что они не содержали ровным счетом ничего из того, чего я бы уже не знал - на стол. Я был единственным в классе, кто сидел один. Люди не были достаточно умны, чтобы понять, почему они боятся меня, но их инстинкты подсказывали, что от меня следует держаться подальше.
Аудитория постепенно заполнялась теми, кто уже пообедал. Я откинулся на стуле назад и ждал, когда пройдет время. Я снова пожалел, что не могу спать.
Я размышлял о ней, когда Анжела Вебер провела новую девочку через дверь, и я сразу уловил имя.
Белла выглядит такой же застенчивой, как и я. Готова поспорить, что сегодня у нее трудный день. Жалко, что я не могу сказать ей что-нибудь... Но это скорее всего прозвучит глупо...
Да! подумал Майк Ньютон, обернувшийся со своего места, чтобы увидеть, как она заходит.
Но с того места, где стояла Белла Свон, я не услышал ничего. Лишь пустое место там, где ее мысли должны действовать мне на нервы.
Она подошла ближе, двигаясь к столу преподавателя. Бедная девочка; единственным свободным местом в классе было место рядом со мной. Автоматически я освободил ее половину стола, сдвинув мои книги в кучу. Я очень сомневался в том, что ей там будет удобно. Ее ждет очень длинный семестр, по крайней мере, в этом классе. Хотя, возможно, сидя рядом с ней, я найду способ разгадать ее тайну. Не то, чтобы я нуждался в чьей-либо близости... К тому же, я вряд ли найду там что-то, достойное моего внимания...
А тем временем она шагнула в поток ветра от кондиционера и я почувствовал ее запах.
Ее аромат сразил меня как таран, как взрыв. Нет слов, достаточно сильных, чтобы передать то ощущение, которое поразило меня в тот момент.
В ту секунду я оказался как никогда далек от того человека, которым когда-то был, я утратил последние клочки человечности, которые еще во мне оставались.
Я был хищником. Она была моей добычей. И больше не было ничего во всем мире, кроме этого.
Не было комнаты, полной свидетелей - они все отошли на второй план. Я забыл, что так и не разгадал тайну ее мыслей. Тем более, что ее мысли уже не имели принципиального значения, потому что вряд ли у нее остается достаточно времени, чтобы думать о чем-либо.
Я был вампиром, а у нее была самая сладкая, самая ароматная кровь, какую я только ощущал за все восемьдесят лет своей жизни.
Я даже не догадывался, что такой аромат может существовать. Если бы я знал, я бы давно отправился на его поиски. Я бы обошел всю планету из-за нее. Я мог только догадываться, какова она окажется на вкус...
Жажда обжигала мое горло. Во рту пересохло, и даже то, что у меня жадно текли слюни, не помогало. Желудок сжался от голода. Я рефлекторно напряг мышцы для прыжка.
Все это заняло не более секунды. Я, словно в замедленной съемке, видел, как она все еще делает тот шаг.
Когда ее нога, наконец, коснулась земли, она украдкой взглянула на меня. Ее взгляд встретился с моим, и тут я увидел себя в зеркале ее глаз.
Потрясение, которое я испытал, когда увидел свое лицо, спасло ее жизнь в те секунды.
А она не облегчила мне задачу. Когда она увидела выражение моего лица, румянец залил ее щеки снова, окрашивая ее кожу в самый восхитительный цвет, который я когда-либо видел. Аромат затопил мой мозг густым туманом. Это было все, о чем я мог думать. Мысли стали бессвязными, и я пытался сбросить с себя узы самоконтроля.
Она пошла быстрее, как будто осознала необходимость бежать. Из-за своей поспешности она споткнулась и почти упала на девочку, сидящую передо мной. Какая же она уязвимая и слабая. Даже для человеческого существа.
Я попробовал сосредоточиться на том лице, которое увидел у нее в глазах, лице, в котором с отвращением узнал свое. Лицо чудовища, живущего во мне, монстра, которого я десятилетиями загонял внутрь при помощи нечеловеческих усилий и жесткой самодисциплины. С какой же легкостью он снова вынырнул на поверхность!
Аромат окутал меня, рассеивая мои мысли и почти заставляя меня срываться с места.
Нет.
Я вцепился в край стола, пытаясь удержаться на стуле. Дерево не выдержало. Столешница хрустнула, у меня в руке осталась горсть щепок, а на поверхности остался отпечаток моих пальцев.
Не оставлять следов. Это было наше главное правило. Я тут же сравнял края отверстия так, что нельзя было догадаться, что это сделано человеческой рукой, оставив только кучку щепок на полу, которые тут же раскидал ногой.
Не оставлять следов. Уничтожать улики.
Я знал, что сейчас произойдет. Девочка подойдет, чтобы сесть возле меня, а я ее убью.
А свидетели, восемнадцать учеников и учитель, не дадут мне покинуть эту комнату после того, что они увидят.
Я содрогнулся при мысли о том, что мне придется сделать. Даже в самые худшие моменты я не совершал подобных зверств. Я никогда не убивал невинных, ни разу за восемьдесят лет. А теперь я собирался уничтожить сразу двадцать человек.
Чудовище усмехалось мне в лицо.
Часть меня содрогалась при одной мысли об этом, а другая часть тем временем планировала хладнокровное убийство.
Если я сперва убью девочку, у меня будет пятнадцать-двадцать секунд, чтобы насладиться ее кровью, прежде чем остальные среагируют. Может, чуть больше, если они сначала не поймут, что я делаю. У нее не будет времени, чтобы закричать или почувствовать боль, ведь я не буду слишком жесток и убью ее быстро. Это все, что я могу дать этой незнакомке с ее восхитительно желанной кровью.
А потом я не должен дать остальным возможности сбежать. Насчет окон можно не беспокоиться, они слишком маленькие и расположены высоко, чтобы в них можно было выпрыгнуть. Остается дверь - если заблокировать ее, они окажутся в ловушке.
Мне придется трудно, да и времени уйдет на это немало, если пытаться удержать их всех тут, пока они будут паниковать, бороться, метаться по классу. Это возможно, конечно, но будет много шума. Они будут кричать. Кто-нибудь услышит... И мне придется убить еще больше невиновных в этот черный час.
И кровь ее остынет, пока я буду разбираться с остальными.
От аромата у меня перехватило дыхание...
Так что придется ей сначала побыть свидетелем.
Я наметил план. Я сидел в среднем ряду на последней парте. Сначала я примусь за тех, кто сидит справа. Я мог бы убить четверых или пятерых за секунду. Это не вызовет слишком много шума. Правой стороне повезет больше, им не придется наблюдать, как я двигаюсь к ним, чтобы убить. Потом, направляясь от центра налево, мне потребуется самое большее пять секунд, чтобы прервать каждую жизнь в этой комнате.
Достаточно времени, чтобы Белла Свон видела, как я подхожу. Достаточно времени, чтобы она почувствовала страх. Достаточно времени, если, конечно, она не замрет от шока на месте, для крика. Один сдавленный крик, который не принесет ей никакой пользы.
Я глубоко вдохнул, а запах растекся по моим венам, сжигая мою грудь и уничтожая те остатки разума, которые у меня еще оставались.
Она все еще поворачивалась. Через несколько секунд она усядется в дюйме от меня.
Чудовище внутри меня улыбалось в нетерпении.
Кто-то слева от меня захлопнул книгу. Я даже не обернулся, чтобы взглянуть, кто из обреченных на смерть это сделал. Но движение воздуха перед моим лицом слегка рассеяло запах.
На одну короткую секунду я был способен мыслить ясно. В ту драгоценную секунду я мысленно увидел два лица.
Одно было моим, точнее было когда-то: красноглазый монстр, убивший стольких людей, что сбился со счета. Обдуманные и оправданные убийства. Я убивал других, более слабых чудовищ. Я был уверен, что мной руководит рука господня, когда я решал, кто из них заслужил смертный приговор. Я шел на компромисс с моей совестью. Я питался человеческой кровью, но для меня это было оправданно. Мои жертвы были не большими людьми, чем я сам.
Другое лицо принадлежало Карлайлу.
Между нами не было абсолютно никакого сходства. Яркий день и глубокая ночь.
Мы и не должны были быть похожи. Ведь Карлайл не был моим биологическим отцом. Мы не были похожи внешне. Разве что, как и у всех вампиров, у нас обоих была белоснежная кожа. А одинаковый цвет глаз отражал наш выбор.
И все же, хотя никаких оснований для нашего сходства не было, я представлял себе, что за те семьдесят лет, когда я избрал его путь и следовал за ним, мое лицо стало походить на его. Черты лица не изменились, но на меня как будто легла печать его мудрости, его сострадание можно было прочесть в изгибе моих губ, а безграничное терпение - в рисунке бровей.
И вдруг все эти крошечные улучшения исчезли под маской чудовища. За какое-то мгновение во мне не осталось ровным счетом ничего от того, что могло отразить годы, которые я провел с моим создателем, моим наставником, моим отцом. Мои глаза, как у дьявола, пылали красным огнем, и все сходство между нами было утеряно навеки.
В моем воображении глаза Карлайла не смотрели на меня осуждающе. Я знал, что он простит мне это ужасное деяние, которое я собирался совершить. Потому что он меня любил. Потому что он думал, что я лучше, чем я есть на самом деле. И он продолжал бы меня любить, даже если бы я не оправдал его надежд.
Белла Свон опустилась на стул возле меня, ее движения были неуклюжими и настороженными (она опасалась меня?), и аромат ее крови окутал меня густым облаком.
Я не оправдал бы надежд своего отца. Боль от осознания этого факта ранила меня так же сильно, как и жажда.
Я с отвращением отодвинулся подальше - чудовище внутри меня жаждало схватить ее.
Зачем ей понадобилось сюда приезжать? Зачем она живет? Какое она имеет право разрушать тот хрупкий мир, в котором я живу? Почему это девчонка вообще родилась? Она уничтожит меня.
Я отвернулся от нее, охваченный внезапной беспричинной ненавистью.
Что это за существо? Почему именно я, почему сейчас? Почему я должен терять все только потому, что ей взбрело в голову появиться именно в этом богом забытом городишке?
Зачем она только приехала!
Я не хочу быть монстром! Я не хочу устраивать резню в этой комнате, полной детей! Я не хочу терять все, что приобрел за долгие годы, когда я шел вопреки своим инстинктам!
Я не сделаю этого. Она меня не заставит.
Главной проблемой был ее запах, ужасно влекущий аромат ее крови. Если бы был хоть какой-нибудь способ сопротивляться... если бы еще один порыв свежего воздуха прочистил бы мне мозги.
Белла Свон встряхнула своими длинными, густыми волосами.
Она спятила? Она как будто приглашала монстра на обед! Дразнила его.
Не было ни малейшего движения воздуха, способного разогнать запах. Так я скоро бы сдался. Ни малейшего дуновения ветра. Но ведь я мог не дышать.
Я остановил движение воздуха через мои легкие. Облегчение наступило сразу же, но не полностью. Я все еще помнил этот аромат, ощущал его вкус на кончике языка. Я не смог бы сопротивляться ему в течение долгого времени. Но может, я выдержу один час. Только один урок. Достаточно времени, чтобы покинуть эту комнату, полную жертв, которые не должны стать жертвами. Если я выдержу один час.
Это было странное ощущение - не дышать. Мой организм не нуждался в кислороде, но это было вопреки моим инстинктам. В напряженные моменты я полагался на обоняние больше, чем на остальные чувства. Оно направляло меня на охоте, предупреждало в случае опасности. Я не часто сталкивался с чем-то, что могло представлять для меня опасность, но инстинкт самосохранения у меня был развит так же сильно, как и у любого человека.
Неудобно, зато безопасно. Лучше, чем ощущать ее запах и погружать мои зубы в эту прекрасную, тонкую, прозрачную кожу, чтобы добраться до горячей, мокрой, пульсирующей...
Час! Только час. Я не должен думать о запахе и вкусе.
Молчаливая девочка распустила свои волосы так, чтобы они стали занавесом между нами, и наклонилась вперед. Я не мог видеть ее лицо и читать эмоции в ее ясных глубоких глазах. Почему она распустила волосы? Чтобы скрыть свои глаза от меня? Из опасения? Застенчивости? Чтобы спрятать свои тайны?
Мое прежнее раздражение от того, что я не мог прочесть ее мысли, побледнело по сравнению с теми эмоциями - и ненавистью - которые я испытывал в эти минуты. Я просто ненавидел эту девочку возле меня, ненавидел всем сердцем, в то время, как цеплялся за самого себя, за любовь к моей семье, за мечты о том, что я лучше, чем есть на самом деле. Я ненавидел ее, ненавидел за то, что она заставила меня почувствовать, и это немного помогало мне. И прежняя злость на нее, пусть слабая, тоже немного помогала. Я цеплялся за каждую эмоцию, которая отвлекала бы меня и не давала возможности представлять, какова она будет на вкус.
Ненависть и злость. Нетерпение. Когда же, наконец, пройдет этот урок?
А что потом, когда урок закончится?.. Тогда она выйдет из кабинета. А что буду делать я?
Я могу познакомиться с ней. Привет. Я Эдвард Каллен. Тебя проводить на следующий урок?
Она скажет да. Хотя бы из вежливости. Даже если она боится меня, как я подозреваю, она согласится и пойдет со мной. Будет достаточно просто завести ее куда-нибудь в укромное местечко. Лес доходит до самой стоянки для автомобилей. Я могу сказать ей, что забыл книгу в машине.
Кто заметит, что я буду последним человеком, с которым ее увидят? Как обычно, идет дождь, и две фигуры в темных плащах, идущие в сторону автостоянки, не вызовут лишнего любопытства.
За исключением того, что я не был единственным, кто интересовался сегодня ее персоной. Майк Ньютон, в частности, следил за каждым ее движением, когда она ерзала на стуле. (Ей было некомфортно рядом со мной, как я и думал до того, как ее запах уничтожил все мои благие намерения). Майк Ньютон заметил бы, что она ушла вместе со мной.
Если я вытерплю один час, может, я выдержу и второй?
Я вздрогнул от обжигающей боли.
Она пойдет домой. Там никого не будет - Чарли Свон работает весь день. Я знаю его дом, как и любой другой в этом крошечном городишке. Его дом расположен прямо возле густого леса, и никаких соседей поблизости. Даже если она закричит (хотя вряд ли), никто ее не услышит.
Это выглядело вполне разумным. Я прожил семь десятилетий без человеческой крови. Если я не буду дышать, продержусь еще два часа. И когда я застану ее одну, то никто мне не помешает. И никакой возможности поэкспериментировать, не согласился монстр внутри меня.
Ох, глупо думать, что, если с нечеловеческими усилиями и терпением я спасу девятнадцать человеческих жизней в этой комнате, то буду меньшим монстром, когда убью эту невинную девочку.
Хоть я ее и ненавидел, я знал, что моя ненависть несправедлива. Я знал, что на самом деле ненавижу самого себя. И я буду ненавидеть нас обоих сильнее, когда она умрет.
Я с трудом выдержал этот час - изобретая все новые и новые способы ее убийства. В то же время я старался избегать мыслей о заключительной сцене ее смерти, иначе я проиграл бы эту битву с самим собой и прикончил бы каждого, кто оказался в поле моего зрения. Так что я только планировал стратегию. Только так я смог продержаться до конца урока.
Один раз, в самом конце, она взглянула на меня сквозь занавес ее волос. Я снова почувствовал прилив неоправданной ненависть, когда встретился с ее взглядом и увидел свое отражение в ее испуганных глазах. Краска залила ее щеки прежде, чем она успела снова спрятаться за волосами, а я почти потерял самообладание.
Но тут прозвенел звонок. Спасительный звонок - какое клише. Мы оба были спасены. Она - от смерти. А я на время отложил свое превращение в ночное страшилище. Когда я бросился прочь из аудитории, у меня не хватило выдержки двигаться так медленно, как следовало бы. Если бы кто-то смотрел в тот момент на меня, ему бы показалась весьма странной моя манера перемещаться. Но на меня никто не обратил внимания. Все их мысли все еще крутились вокруг девочки, которой суждено было умереть через час. Я скрылся в моей машине.
Мне не нравилась сама идея о том, что мне надо прятаться. Это было очень трусливо. Но, бесспорно, на тот момент это было необходимо.
Мне не хватало терпения, чтобы быть среди людей. Сосредоточившись на том, чтобы всеми силами избегать убийства одной из них, я не смог бы бороться с искушением убить кого-нибудь другого. А тогда бы все мои усилия прошли бы впустую. И мне бы следовало тогда признать победу чудовища.
Я поставил компакт-диск с музыкой, которая обычно успокаивала меня, но в этот раз она мне мало помогла. Гораздо больше мне помогал прохладный чистый воздух с дождем, задувавший в открытые окна автомобиля. Хотя я очень четко помнил запах крови Беллы Свон, воздух, который я жадно вдыхал, словно очищал мой организм от заразы.
Я снова был нормальным. Я мог мыслить разумно. И мог бороться. Бороться с тем, чем я не хотел быть.
У меня не было никакой необходимости идти после занятий в ее дом. Я не должен был ее убивать. Я снова был существом, способный мыслить рационально, и у меня был выбор. Выбор есть всегда.
Теперь я не чувствовал того же, что чувствовал в аудитории... но сейчас я был далеко от нее. Может, если я в будущем буду избегать ее очень-очень старательно, то у меня не возникнет необходимости изменяться. Мне нравилась моя жизнь такой, какая она есть. Зачем я должен позволять какой-то ничтожной девчонке, хоть и восхитительно вкусной, разрушать ее?
Я ведь не мог разочаровать отца. И не мог причинить моей матери тревогу, волнения... боль. Да, это ранило бы мою приемную мать тоже. А Эсми была такой нежной, такой чуткой и мягкой. Было непростительно даже думать о том, чтобы причинить боль кому-то вроде Эсми.
Даже смешно, я хотел защитить эту девочку от несерьезной, беззубой угрозы, исходящей от Джессики Стенли. И это когда я был последним человеком, который может стать защитником Изабеллы Свон. Ей никогда не потребуется защита от кого-то страшнее, чем я сам.
А где Элис, внезапно я спросил себя? Разве она не видела, как я разными способами убиваю девчонку Свон? Почему она не пришла, чтобы не остановить меня или не помочь уничтожить улики после убийства? Или она так была поглощена наблюдением за Джаспером, что просто пропустила то, что могло произойти со мной? А может я просто сильнее, чем думал? И не причинил бы вреда девочке в любом случае?Нет. Я знал, что это неправда. Элис, должно быть, просто целиком и полностью сосредоточилась на Джаспере.
Я посмотрел в ту сторону, где она должна находиться - на маленькое здание, где шли занятия по английскому языку. Мне не потребовалось много времени, чтобы найти знакомый "голос". Я оказался прав. Все ее мысли были поглощены Джаспером, когда она тщательно изучала все его душевные колебания.
Жаль, что я не мог спросить у нее совета, но в то же самое время я был доволен, что она не знала, на что я способен. Что она не видела ту резню, которую я собирался устроить на прошлом уроке.
Я снова почувствовал, как меня охватывает огонь, только на этот раз это был обжигающий стыд. Я не хотел, чтобы кто-нибудь узнал об этом.
Если я смогу избегать Беллы Свон, если я смогу справиться со своим желанием убить ее - и пусть чудовище корчится и в отчаянии скрежещет зубами - тогда никому из них не надо будет знать об этом. Главное, держаться подальше от ее запаха.
В конце концов, почему бы мне просто не попробовать? Сделать правильный выбор. Попробовать быть тем, кого во мне видел Карлайл.
Последний урок в школе почти кончился. Я решил привести мой план в исполнение немедленно. В конце концов, это лучше, чем сидеть здесь, на автостоянке, когда она в любой момент может пройти мимо и разрушить сою попытку в зародыше. Я снова почувствовал непроизвольную ненависть к девочке. Я злился, что она имеет подсознательную власть надо мной. Что она может заставить меня стать тем, кем я не хотел становиться.
Я направился быстро - даже слишком быстро, но вокруг не было никаких свидетелей - к административному корпусу. Нельзя оставлять ни одной возможности случайной встречи с Беллой Свон. Теперь я буду избегать ее как чумы.
Административный корпус был пуст, исключая ту самую администраторшу, которую я хотел видеть.
Она не заметила, как я тихо вошел.
- Миссис Коуп?
Женщина с неестественно рыжими волосами взглянула на меня, и ее глаза распахнулись. Мы всегда застигали их врасплох; небольшой трюк, который они никак не могли понять вне зависимости от того, сколько раз до этого они нас уже видели.
- О, - она открыла рот, слегка взволнованная. Она разгладила складки на блузке Дурочка, - подумала она, - он годится тебе в сыновья. Он слишком молод, чтобы думать о... - Привет, Эдвард. Чем могу помочь? - Ее ресницы затрепетали под толстыми стеклами очков.
Неудобно. Но я знал, насколько очаровывающим я могу быть, когда хочу. Это было просто с тех пор, как я осознал, как каждый жест и интонация могут влиять на других.
Я наклонился вперед, встретил пристальный взгляд ее маленьких карих глаз. Ее мысли уже рассыпались. Это будет легко.
- Я надеюсь, вы поможете мне с моим расписанием, - сказал я мягким голосом, заготовленным заранее.
Я услышал, как ее сердце забилось быстрее.
- Конечно, Эдвард. В чем проблема? - Слишком молод, слишком молод, - убеждала она себя. Неправда, конечно. Я был старше ее дедушки. Но, учитывая то, что было написано у меня в водительских правах, она не так уж и ошибалась.
- Я хотел бы узнать, можно ли мне поменять биологию на какой-нибудь другой предмет. Физику, например.
- Какие-то проблемы с мистером Беннером, Эдвард?
- Нет, все нормально, просто я уже изучал этот материал.
- В той школе с ускоренной программой обучения на Аляске, где вы все раньше учились, правильно? - ее тонкие губы сморщились, когда она произнесла это. Они все должны уже учиться в колледже. Я слышала, как учителя жалуются. Они всегда все знают, никогда не раздумывают над ответом, ни одной ошибки на тестах - словно они знают способ списывать на каждом предмете. Мистер Варнер скорее поверит, что кто-то жульничает, чем признает, что школьник может быть умнее него. А я готова поспорить, что с ними дома занимается мать. - Вообще-то, Эдвард, на физике слишком много учеников. А мистер Беннер не любит, когда в классе больше двадцати пяти человек.
- Я не доставлю никаких хлопот.
Конечно, нет. Только не совершенный во всех отношениях Каллен.
- Я знаю, Эдвард. Но там просто не хватит места.
- Можно тогда я просто буду пропускать занятия? А свободное время посвящу самостоятельным занятиям.
- Пропускать биологию? - у нее отвисла челюсть. Он спятил. Неужели просто нельзя посидеть на уроке, даже если все знаешь? Иначе проблемы с мистером Беннером возникнут. И наверняка с Бобом должна буду поговорить именно я? - Но тогда у тебя не будет достаточно предметов в табеле, чтобы поступить в колледж.
- Я наверстаю в следующем году.
- Может, тебе следует обсудить это с родителями?
Сзади меня открылась дверь, но вошедший не думал обо мне, поэтому я не обратил на него внимания и сосредоточился на миссис Коуп. Я наклонился еще ближе и чуть шире распахнул глаза. Это сработало бы лучше, если бы они были золотистыми, а не черными. Черные глаза пугают людей.
- Пожалуйста, миссис Коуп, - я сделал мой голос настолько вкрадчивым и настойчивым, насколько это было вообще возможно - и он стал ну очень настойчивым. - Разве нельзя меня куда-нибудь перевести? Я уверен, что где-нибудь есть место. Шестой урок биологии не может быть единственной возможностью.
Я улыбнулся ей, следя за тем, чтобы не слишком оскалить зубы и напугать ее, и позволил улыбке смягчить выражение моего лица.
- Ну, может, я смогу поговорить с Бобом... то есть, я хотела сказать, с мистером Беннером...
Понадобилась всего одна секунда, чтобы вдруг все вокруг изменилось: атмосфера в комнате, моя цель, причина, по которой я наклонился к рыжеволосой женщине. Все, что раньше выполнялось ради достижения одной цели, теперь делалось ради другой.
Всего секунда понадобилась Саманте Уэллз, чтобы открыть дверь, бросить какую-то бумагу в ящик у двери и торопливо уйти. Всего секунда понадобилась, чтобы поток ветра от открытой двери достиг меня. Всего секунда понадобилась мне, чтобы понять, почему тот, кто вошел тогда, не отвлек меня своими мыслями.
Я обернулся, хотя уже знал, что я прав. Я обернулся медленно, борясь с восставшими против меня мышцами.
Белла Свон стояла, прижавшись к стене возле двери, и сжимала в руках лист бумаги. Глаза у нее стали еще шире, чем обычно, когда она попала под мой свирепый жестокий взгляд.
Аромат ее крови заполнил каждый уголок крохотной жаркой комнаты. В моем горле вспыхнул огонь.
Монстр во мне снова отразился в зеркале ее глаз, чудовищная маска зла.
Моя рука замерла над стойкой администратора. Мне не надо было оглядываться назад, чтобы схватить миссис Коуп за голову и ударить о поверхность стола с силой, достаточной, чтобы убить ее. Две жертвы лучше, чем двадцать.
Чудовище с тревогой, с жадностью ожидало, когда я это сделаю.
Но у меня был выбор. Он есть всегда.
Я остановил мои легкие и сосредоточился на лице Карлайла перед моими глазами. Я повернулся обратно к миссис Коуп, почувствовав, как она мысленно удивилась столь резкой смене моего настроения. Она рефлекторно отодвинулась подальше от меня, но ее еще страх не облекся в физическое выражение.
Держа ситуацию под контролем, как я научился за десятилетия упорных тренировок, я сделал мой голос ровным и гладким. В моих легких оставалось достаточно воздуха, чтобы произнести целую фразу.- Что же, ничего не поделаешь! Пусть все останется, как есть! Простите, что отнял у вас столько времени.
Я развернулся и бросился прочь из комнаты, стараясь не обращать внимания на жаркую кровь девочки, от тела которой я прошел на расстоянии всего несколько дюймов. Я не останавливался, пока не оказался в безопасности в своей машине. Я двигался быстрее, чем следовало бы. Но большая часть школьников уже покинуло школу, так что у меня в любом случае не могло быть много свидетелей.
Я понял, что второклассник, Ди Джей Гаррет, видел меня, но не он обратил внимания.
Откуда Каллен только взялся - как будто из воздуха появился... Ох уж это мое воображение. Мама всегда говорила...
Когда я нырнул в "Вольво", остальные уже сидели там. Я пытался контролировать мое дыхание, но задыхался на свежем воздухе, как будто меня душили.
- Эдвард? - спросила Элис с тревогой в голосе.
Я покачал головой.
- Что с тобой, черт возьми, случилось? - требовательно спросил Эмметт, отвлёкшись на секунду от мысли, что Джаспер был не в настроении для того, чтобы дать ему реванш за вчерашнее.
Вместо ответа я включил зажигание. Мне нужно было убраться отсюда подальше прежде, чем Белла Свон последует за мной на автостоянку. Как демон, преследующий меня... Я развернулся и вжал педаль газа в пол. Я достиг скорости в сорок миль в час прежде, чем выехал на дорогу, и свыше семидесяти, когда завернул за угол.
Даже не оборачиваясь, я знал, что Эмметт, Розали и Джаспер смотрят на Элис. Она пожала плечами. Она же не могла видеть прошлое - только будущее.
Она посмотрела на меня. Мы оба анализировали то, что она видела в будущем, и мы оба удивились тому, что увидели.
- Ты уезжаешь? - прошептала она.
Остальные снова уставились на меня.
- Разве? - прошипел я сквозь зубы.
Затем она увидела, как я заколебался, и мое будущее изменилось в худшую сторону.
- Ох.
Белл Свон, мертвая. Мои глаза, жаждущие свежей крови. Охота на нас. Долгое время, когда мы вынуждены скрываться, прежде чем предоставляется возможность уехать и начать все снова.
Картинка стала более конкретной. Я впервые увидел дом Чарли Свона изнутри, Беллу на маленькой кухне с желтыми шкафами. Она стояла спиной ко мне, пока я подкрадывался сзади... Я позволил ее аромату заполнить меня...
- Хватит! - простонал я, не способный вынести большее.
- Прости, - шепнула она, распахнув глаза.
Чудовище ликовало.
И видение снова сменилось. Пустое шоссе ночью, деревья в снегу, вспыхивающем в свете фар автомобиля, мчащегося со скоростью почти двести миль в час.
- Я буду скучать, - сказала она, - независимо от того, как быстро ты сможешь присоединиться к нам.
Розали и Эмметт обменялись тревожными взглядами.
Мы почти доехали до поворота к дому.
- Высади нас здесь, - велела Элис. - Ты должен сам сказать Карлайлу.
Я кивнул, и тормоза автомобиля взвизгнули.
Эммет, Розали и Джаспер вышли молча. Они заставят Элис все объяснить им, когда я уйду. Элис коснулась моего плеча.
- Ты сделаешь правильный выбор, - пробормотала она. Это было уже не видение, а приказ. - Она ведь единственная, кто есть у Чарли Свона. Ты убьешь и его тоже.
- Да, - сказал я, соглашаясь с последней частью. Ее брови сошлись вместе, показывая ее беспокойство, и она скользнула к остальным. Они все растаяли в лесу прежде, чем я развернул автомобиль.
Я повернул назад к городу и знал, что теперь темные и светлые видения Элис будут сменять друг друга, как будто кто-то щелкает выключателем. Я точно не представлял себе, зачем я еду в Форкс со скоростью в девяносто миль в час. Попрощаться с отцом? Или выпустить на свободу монстра? А гравий все шуршал под моими колесами...

комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 8 сентября 2009 г.
Тэйлор Лотнер и Роберт Паттинсон на кукурузном поле fdlkghlrehjfglkr 16:03:56
Тэйлор Лотнер и Роберт Паттинсон на кукурузном поле

­­
Подробнее…
Лицо Тэйлора Лотнера было вырезано на самом большой кукурузном поле в Юте. Надпись на нем гласит: «Team Jacob». А сверху написано New Moon 11-20-09. «Команда Эдварда» также присутствует. Он изображен рядом.

­­
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 7 сентября 2009 г.
Стефани Майер считает, что фильмов саги Сумерки будет пять fdlkghlrehjfglkr 17:51:58
Стефани Майер считает, что фильмов саги Сумерки будет пять

­­

Подробнее…Не один актер Бу Бу Стюарт, который играет Сета в саге «Сумерки», думает о том, что фильмов будет пять, но и сама автор книг Стефани Майер придерживается такого же мнения.

В интервью каналу MTV Майер сказала: «Если они будут делать все четыре части – мне кажется, что им нужно сделать пять фильмов, так как я не думаю, что «Рассвет» можно сделать одним фильмом. Им нужно разбить фильм на части. Они сделают правильно, если сделают две части».
Прoкoммeнтировaть
Актриса Джулия Джонс о роли Ли Клир... fdlkghlrehjfglkr 17:46:52
Актриса Джулия Джонс о роли Ли Клируотер в фильме "Сага Сумерки: Затмение"

­­

Оказывается, Ванесса Хадженс даже не собиралась пробоваться на роль Ли Клируотер в фильм «Затмение». Об этом рассказала настоящая исполнительница этой роли Джулия Джонс.

Подробнее…Официальный кастинг закончился в конце июля, тогда актрису и утвердили на роль девушки-оборотня. Она признается, что ей очень нравятся книги Стефани Майер. «Я очень ими увлеклась и быстро прочитала все четыре. За прошлые полторы недели я прочитала первые три. Сегодня я дочитала «Затмение». Думаю, что эти книги просто фантастические. Стефани Майер удалось выйти на новый уровень гуманизма, особенно это касается того, как она описывает Беллу. Её внутренние мысли – это те же самые мысли, которые появляются и у нас в схожих ситуациях, но они спрятаны так глубоко, что мы иногда их просто даже не замечаем». В роль Ли вжиться было не трудно, признается Джулия. Ей очень помог Дэвид Слэйд, режиссер фильма.



­­
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
Тэйлор Лотнер вдохновлял «стаю оборотней» fdlkghlrehjfglkr 16:44:26
Тэйлор Лотнер вдохновлял «стаю оборотней»

­­

Киова Гордон, который играет в «Саге Сумерки» Эмбри Колла, принимая во внимание свой недостаток опыта в изображении вервольфа, рассказал, что его вдохновляла игра Тэйлора Лотнера.

«Да. Он настоящий тяжеловес», - смеясь, сказал Киова каналу MTV, признаваясь, что он и другие, вновь прибывшие актеры, играющие стаю обортней, брали пример с Тэйлора Лотнера. «Да, когда мы пришли на съемки, нам типа сразу сказали: «Ну, ребята, мы вам наймем персонального тренера. Вам придется поработать!». Ну, а мы типа ответили: «Хорошо, мы будем заниматься».

Про работу с другими актерами Киова сказал: «На съемочной площадке я не встречался с Робом. Мы еще не встретили вампиров. Мы знаем Каленов, но мы их не любим, поэтому мы не играли с ними. Но, конечно, у нас была пара сцен с Кристен и Тэйлором».
Прoкoммeнтировaть
Джексон Рэтбоун о своей роли Джаспе... fdlkghlrehjfglkr 16:28:48
Джексон Рэтбоун о своей роли Джаспера

­­

Джексон Рэтбоун рассказал MTV о своей роли в "сумеречной саге". Он играет роль Джаспера, одного из членов семьи Каллен.
Подробнее…
MTV: Чего ты больше всего ожидаешь от съёмок следующего фильма?

ДР: Мне не терпится приступить к съёмкам «Затмения». Я уже читал сценарий, и мы обсуждали предысторию Джаспера. Меня спросили, был ли у меня опыт верховой езды. Я ответил, что умею ездить галопом и рысью.

MTV: Тоесть мы увидим предысторию Джаспера времён Гражданской войны?

ДР: Да,будет сного сцен с Гражданской войной, а также будет битвы с моим участием. Это замечательно, потому что я только что закончил съёмки в фильме «Последний маг воздуха», где я снимался в сценах драк последние полгода. Так что, я готов продолжить.

MTV: Будут ли в «Затмении» сцены тренировок?

ДР: Там будет много отличных сцен, где Джаспер занимается подготовкой семьи Калленов для битвы с новообращёнными. Он тренирует Эммета, а Эммет – прирождённый боец, и он объясняет Эммету все эти техники, и Эммет думает, что он научился всему лучше Джаспера. В конце концов Джаспер его побеждает, потому что это больше похоже на борьбу интеллектов, чем на уличную драку.

MTV: Круто. А мы увидим сцену, где Джаспера кусают?

ДР: Да, это будет великолепно. Я изучил много сведений о Гражданской войне и той эпохе. Это было сумасшедшее время. Это была разрушительная война на нашей собственной земле и между соотечественниками. Это ужасно. Интересно будет посмотреть на время, когда Джаспер ещё был человеком, и на его человеческую внешность, и на то, как он подавлен после своего обращения в вампира. Потом мы увидим того, кем он стал, то как он находит Элис, и как любовь делает его другим.

MTV: Когда мы увидим твой дар в действии?

ДР: На самом деле мы увидим его мельком в «Новолунии». В школе.

MTV: Сложно ли было снимать сцены, где ты воздействуешь на эмоции находящихся вокруг тебя?

ДР: Это было весело. Я просто сыграл это очень естественно, также как, например Эдвард, хоть и обладает способностью читать чужие мысли, он не становится чрезмерно драматичным и не говорит: «Ты голоден!» Нет, что-то очень естественное, как человеческая способность к обонянию или возможность слышать, это всё естественные способности. Для того, чтобы успокоить окружающих, нужно выразить спокойствие во взгляде. Просто подумать, что всё идёт отлично, и передать это глазами, которые являются зеркалом души даже для тех, у кого её якобы не может быть.

MTV: А зрителям будет заметно, когда будет идти эта манипуляция эмоциями?

ДР: В «Новолунии», когда мы его увидим? Это будет очень заметно.
Прoкoммeнтировaть
Сумерки получат свой виртуальный ми... fdlkghlrehjfglkr 16:00:08
Сумерки получат свой виртуальный мир

­­

Компания Habbo, которая создает сайты виртуальных миров, ориентированные на подростков, и студия Summit Entertainment заключили контракт о создании подобного сайта под лейблом Сумерки, где любой поклонник саги сможет погрузиться в виртуальный мир Сумерек.

Портал запустят осенью, когда выйдет «Новолуние». «Это первый раз, когда Summit сотрудничает с виртуальным миром, поэтому мы хотим, быть уверенными в работе и выбрали компанию с проверенным послужным списком».

Сайт позволит пользователям создавать по своему усмотрению online героев и взаимодействовать с другими пользователями в виртуальном пространстве. На Habbo сидят пользователи из 31 разных странах, который создали более 142 млн персонажей.
Прoкoммeнтировaть
Новые промо-постеры "Новолуния" fdlkghlrehjfglkr 15:34:51
Новые промо-постеры "Новолуния"


­­

Появились новые четыре промо-постера фильма «Сага Сумерки: новолуние». На них изображены главные актеры: Роберт Паттинсон, Тэйлор Лотнер и Кристен Стюарт.

­­

­­

­­
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
Эшли Грин повредила руку fdlkghlrehjfglkr 15:10:40
Эшли Грин повредила руку

­­

Недавно, когда папарацци, фотографировали Эшли Грин в Лос-Анджелесе, они заметили на ее правой руке гематому.

Актриса видимо травмировала руку на съемках фильма «Затмение», где, как мы знаем, много батальных сцен. До этого Эшли рассказала в интервью, что сцены драк даются ей нелегко, у нее есть свой личный тренер, который попросил ее заниматься на тренажерах, йогой и каякингом. На следующий день актриса была замечена уже с повязкой на руке, но, несмотря на травму, вылетела в Ванкувер на съемки.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
суббота, 29 августа 2009 г.
Новые HQ кадры из Новолуния. Джейн милашка))) Mica Rebrova 08:22:41
­­­­­­­­
Думаю вы знаете кто есть кто))) фотки отпад и они кликабеьны)))


Категории: Кадры, "Новолуние"
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 27 августа 2009 г.
Самый сексуальный мужчина в мире. SoliaCola 21:10:20
Самый сексуальный мужчина в мире.


Британские женщины считают Роберта Паттинсона, исполнителя главной роли в фильме «Сумерки», самым сексуальным мужчиной в мире.

Паттисон занял первое место рейтинга, обогнав таких титанов, как Джонни Депп и Хью Джекман, которые заняли соответственно второе и третье место.

В список самых сексуальных мужчин по версии британских женщин также вошли Дэвид Бэкхем, Брэд Питт, Джордж Клуни, Джастин Тимберлейк и другие.

­­
комментировать 12 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 26 августа 2009 г.
AlinaWoogie 15:25:16
Запись только для участников сообщества.
AlinaWoogie 13:08:13
Запись только для участников сообщества.
понедельник, 24 августа 2009 г.
AlinaWoogie 21:34:23
Запись только для участников сообщества.
Рассвет. Платье Беллы будет такое AlinaWoogie 21:32:42
­­

Several designers were asked by Instyle to sketch a wedding dress for Bella Swan to wear during the pivotal scene in the Twilight Saga.

You can check out the entire gallery over at Instyle, pictured above is Project Runway winner Christian Siriano’s effort.

Дословно прям.

Категории: Новости
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
Второй трейлер Новолуние. Хорошее качество AlinaWoogie 21:22:07
­­

Категории: Новолуние, Новости
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
Ноый Роб. Пока только Превью AlinaWoogie 21:14:34
­­

Категории: Новости
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
Вотосессия Эшли Грин для Smallz & Raskind AlinaWoogie 21:13:05
­­

Категории: Фотосессии
Прoкoммeнтировaть
Поцелуй Джейкоб и Беллы. Новолуние AlinaWoogie 21:09:45
­­

Категории: Новости, Новолуние
комментировать 7 комментариев | Прoкoммeнтировaть
AlinaWoogie 21:08:43
Запись только для участников сообщества.
New Moon Press Conf Comicon 2009 Joу 09:46:59
Было видио,а я фотки нашла. Подробнее…­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­

Категории: Новолуние, Фотографии
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Привет всем любителям Сумерек!!!;-)... I..Water dance..I 09:43:26
Привет всем любителям Сумерек!!!;-)­

Если вы поклонник этой саги и хорошо разбираетесь в компьютере и в системе ucoz, то приглашаю вас быть моими помощниками в ведении сайта любителей Сумеречной саги!!!

Мне нужны:

1. Ответственный за новости сайта <От вас требуется каждодневное присутствие на сайте, знание сайтов, откуда вы будете брать информацию для новостей (желательно английских сайтов) и умение красиво выражаться, ведь просто сделать Copy/Paste - это не выход. Вы должны суметь красиво и по-своему изменить новость, но чтобы она не утратила главной мысли!>
2. Ответственный за видео на сайте <ну, здесь сложного ничего нету. Главное - добавлять новые видео (и желательно уметь делать их и самим, но это не главное)>
3. Помощник нашего ответственного за фотогалерею <фотогалерея у нас имеется и ответственный за неё тоже. От вас требуется следить за пополнением фото и сообщать о пополнениях на главной странице нашего сайта>
4. Ответственный за музыку на сайте <Ну, главное знать какая музыка была в фильмах и выставлять её на сайт вместе с тектом и переводом>

Вот, пожалуй и всё на данный момент) Очень вас ждём и просим не проходить мимо) Отписывайтесь в этой темке или мне в личку))
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 18 августа 2009 г.
AlinaWoogie 14:41:35
Запись только для участников сообщества.
AlinaWoogie 14:31:52
Запись только для зарегистрированных пользователей.
 


Twilight-communityПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
я же пиранья.
Воздушная Тревога *г*Я задернул што...
пройди тесты:
Ты бешеный????
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх